22.11.2012 версия для печати

Победы и поражения Ливонской войны

История Ливонской войны (1558—1583), несмотря на большое внимание к этой войне, остаётся в числе важнейших проблем отечественной истории. Во-многом это связано с вниманием к фигуре Ивана Грозного. Учитывая тот факт, что ряд исследователей относится к личности государя Ивана Васильевича резко отрицательно, это отношение переносится и на его внешнюю политику. Ливонскую войну называют авантюрой, ненужной Русскому государству, которая только подорвала силы Руси и стала одной из предпосылок Смутного времени в начале 17 столетия.

Некоторые исследователи вполне справедливо считают, что наиболее перспективным направлением экспансии Русского государства в этом период было южное. Так, ещё Н.И. Костомаров отмечал, что «время показало всё неблагоразумие поведения царя Ивана Васильевича по отношению к Крыму». Москва не воспользовалась моментом крайнего ослабления Бахчисарая, дав ему оправиться и не раздавив противника, после покорения Казани и Астрахани. Г.В. Вернадский подчеркивал, что война с крымскими татарами была «подлинно национальной задачей» и, несмотря на сложность покорения Крыма, по сравнению с Казанским и Астраханским ханствами, она была вполне выполнимой. Помешала реализации этой задачи Ливонская война, кампания, которая в начале считалась легкой задачей, с целью разгрома потерявшего свою военную мощь Ливонского ордена. «Реальная дилемма, с которой столкнулся царь Иван IV, - писал Георгий Вернадский, - состояла не в выборе между войной только с Крымом и походом на Ливонию, а выборе между войной только с Крымом и войной на два фронта как с Крымом, так и с Ливонией. Иван IV избрал последнее. Результаты оказались ужасающими». Историк высказал предположение, что первоначально направленная в Ливонию русская армия предназначалась для борьбы с Крымским ханством. Именно поэтому, во главе неё стояли служилые татарские «царевичи» - Шах-Али, Кайбула и Тохтамыш (московский претендент на крымский престол), войска были укомплектованы в значительной мере из касимовских и казанских татар. Лишь в последний момент армию повернули на северо-запад.

Вполне возможно, что московское правительство было уверено в кратковременности кампании против Ливонии. Добившись больших внешнеполитических успехов – покорив Казань и Астрахань, русское правительство решило подчинить себе Ливонский орден и твердо встать на берегах Балтийского моря. Ливонский орден будучи союзником Свидригайло Ольгердовича 1 сентября 1435 года потерпел страшное поражение в битве при Вилькомире (магистр Керскорф, ландмаршал и большинство ливонских рыцарей погибли), после этого было подписано соглашение о создании Ливонской конфедерации. 4 декабря 1435 года в Конфедерацию вошли архиепископ рижский, епископы курляндский, дерптский, эзель-викский и ревельский, а также Ливонский орден, его вассалы и города Рига, Ревель и Дерпт. Это рыхлое государственное образование оказалось под сильным влиянием соседей, в том числе Русского государства.

Момент, выбранный для начала военных действий против Ливонии, казался вполне удачным. Последовательные и старые враги Руси, которые противились усилению её позиций на берегах Балтики, не могли оказать Ливонской конфедерации экстренную военную помощь. Шведское королевство, потерпело поражение в войне с Русским государством – русско-шведская война 1554—1557 гг. Эта война выявила несомненное превосходство русской армии, хоть и не привела к большим результатам. Король Густав I, после неудачной попытки захватить крепость Орешек, поражения у Кивинебба и осады русскими войсками Выборга, поспешил заключить перемирие. 25 марта 1557 года было подписано Второе Новгородское перемирие сроком на сорок лет, подтвердившее территориальный статус-кво и традицию дипломатических сношений через новгородского наместника. Швеция нуждалась в мирной передышке.

Правительства Литвы и Польши рассчитывали на то, что ливонские рыцари сами смогут дать отпор русским. Кроме того, процесс слияния Литвы и Польши в единое государство, ещё не был завершен, что ослабляло их. Вмешательство в войну Ливонии и России, давало все выгоды Швеции, сопернику Польши в регионе. Бахчисарай, устрашенный предыдущими победами Москвы, не собирался начинать крупномасштабную войну, занял выжидательную позицию, ограничиваясь обычными небольшими набегами.

Однако, решительный успех русских войск в войне с Ливонией, вызвал сплочение врагов Москвы. На смену дрогнувшим войскам Ордена двинулись войска Швеции и Литвы, а затем и Польши. Война вышла на новый уровень, когда русскому государству стала противостоять мощная коалиция. В то же время надо помнить, что полной информацией обладаем только мы. Московское правительство, начиная войну, думало, что всё завершится в короткий срок, ливонцы устрашённые мощью русской армии, пойдут на переговоры. Об этом говорили и все прежние конфликты с Ливонией. Считалось, что повода для войны с коалицией сильных европейских государств нет. Схожие локальные конфликты, пограничного значения, шли в Европе десятками.

Повод к войне

Поводом к войне с Ливонией стал факт неуплаты ливонцами старинной «юрьевской дани» - денежной компенсации осевших в Прибалтике немцев за право селиться на землях, расположенных вдоль реки Западная Двина и принадлежавших полоцким князьям. Позднее эти выплаты превратились в весьма значительную дань за захваченный немецкими рыцарями русский город Юрьев (Дерпт). Ливония признала справедливость этой компенсации в соглашениях 1474, 1509 и 1550 гг.

В 1554 году на переговорах в Москве представители Ордена – Иоганн Бокгорст, Отто фон Гротхузен, и епископа Дерпта – Вальдемар Врангель, Дидерик Ковер, согласились с доводами русской стороны. Россию представляли Алексей Адашев и Иван Висковатый. Ливония обязалась платить русскому государю дань с недоимками за три года по три марки «с каждой головы». Однако собрать столько значительную сумму – 60 тыс. марок ливонцы не успели (вернее особо и не спешили). Невыполненными оказались и другие требования русского правительства – восстановления в Риге, Ревеле и Дерпте русских кварталов («концов») и православных церквей в них, обеспечение свободной торговли для русских «гостей» и отказ от союзнических отношений со Швецией и Литвой. Ливонцы прямо нарушили один из пунктов соглашения с Москвой, заключив в сентябре 1554 года союз с Великим княжеством Литовским, который был направлен против Руси. Узнав об этом, русское правительство направило магистру Иоганну Вильгельму фон Фюрстенбергу грамоту с объявлением войны. В 1557 году в городе Посволь было заключено соглашение между Ливонской конфедерацией и Польским королевство, установившее вассальную зависимость Ордена от Польши.

Однако сразу полномасштабные боевые действия не начались. Иван Васильевич ещё надеялся добиться своих целей дипломатическим путём. Вплоть до июня 1558 года в Москве велись переговоры. Тем не менее, нарушения со стороны ливонцев договорённостей 1554 года, дали русскому правительству повод для усиления давления на Орден. Было решено провести военную акцию, с целью устрашения ливонцев, чтобы сделать их более сговорчивыми. Главной целью первого похода русской армии, который состоялся зимой 1558 года, было стремление добиться добровольного отказа ливонцами от Нарвы (Ругодива). Для этого на границы с Ливонской конфедерацией была переброшена уже отмобилизованная, готовая к войне с Крымским ханством, конная армия.

Начало войны. Война с Ливонской конфедерацией

Первый поход. Зимняя кампания 1558 года

В январе 1558 года московские конные полки во главе с касимовским «царем» Шах-Али и князем Михаилом Глинским вторглись в Ливонию и довольно легко прошли восточные области. Во время зимней кампании 40-тысячная русско-татарская армия дошла до побережья Балтийского моря, разорив окрестности многих ливонских городов и замков. Задача по овладению ливонскими укреплениями не ставилась. Этот рейд был откровенной демонстрацией мощи Русского государства, призванной оказать психологическое воздействие на орденские власти. Русские полководцы во время этого похода дважды, по указанию государя Ивана Васильевича, присылали ливонскому магистру грамоты о присылке послов для возобновления переговорного процесса. Москва не хотела вести серьёзной войны на северо-западе, ей было достаточно выполнения уже достигнутых договоренностей.

Ливонские власти, устрашенные вторжением, ускорили сбор дани, договорились о временном приостановлении военных действий. В Москву были направлены дипломаты и в ходе тяжелых переговоров, была достигнута договоренность о передаче России Нарвы.

Второй поход

Но установленное перемирие продолжалось недолго. Ливонские сторонники войны с Россией нарушили мир. В марте 1558 года нарвский фогт Эрнст фон Шнелленберг приказал обстрелять русскую крепость Ивангород, это спровоцировало новое вторжение русских войск в Ливонию. На этот раз удар был более мощным, и русские войска захватывали крепости и замки. Русская армия была усилена силами воевод Алексея Басманова и Данила Адашева, артиллерией, в том числе тяжёлой, для разрушения укреплений.

За весну-лето 1558 года русские полки захватили 20 крепостей, включая добровольно капитулировавшие и вошедшие в подданство русского царя. В апреле 1558 года была осаждена Нарва. Довольно долго боевые действия у города ограничивались только артиллерийской перестрелкой. Всё изменилось 11 мая, в Нарве вспыхнул сильный пожар (возможно, вызванный огнём русской артиллерии), значительная часть ливонского гарнизона была направлена для борьбы с пожаром, в это время русские воины сломали ворота и захватили нижний город, много немцев было перебито. Ливонские орудия были направлены на верхний замок, начался артиллерийский обстрел. Осажденные, поняв, что их положение безнадежно, капитулировали на условии свободного выхода из города. Трофеями русской армии стали 230 больших и малых пушек и множество пищалей. Оставшиеся жители города принесли присягу на верность русскому государю.

Нарва стала первой крупной ливонской крепостью, которую русские войска взяли в Ливонской войне. Овладев крепостью, Москва получила удобный морской порт, через которую стали возможными прямые торговые отношения со странами Западной Европы. Кроме того, в Нарве начались работы и по созданию русского флота — была построена верфь, в которой трудились мастера из Холмогор и Вологды. В гавани Нарвы впоследствии базировалась эскадра из 17 судов под командой немца, датского подданного Карстена Роде, принятого на русскую службу. Это был талантливый капитан с весьма интересной судьбой. Иван Васильевич прислал в город новгородского епископа с задачей освятить Нарву и начать сооружение православных храмов. Нарва оставалась русской до 1581 года (её захватила шведская армия).

Несколько недель держала оборону небольшая, но сильная крепость Нейгаузен. Несколько сот воинов и крестьян во главе с рыцарем фон Паденормом отражали натиск войска под началом воеводы Петра Шуйского. 30 июня 1558 года русская артиллерия завершила разрушение внешних укреплений, и немцы отступили в верхний замок. После этого люди отказались продолжать бессмысленное сопротивление и капитулировали. Шуйский, в знак их мужества, позволил уйти им с честью.

После захвата Нейгаузена, Шуйский осадил Дерпт. Его защищал 2-тысячный гарнизон из немецких наемников («заморских немцев») и местные жители под началом епископа Германа Вейланда. Для обстрела города русские войска соорудили высокий вал, подняв его до уровня стен, что позволило обстреливать весь Дерпт. Несколько дней шла сильная бомбардировка города, было разрушено несколько укреплений, многие дома. 15 июля царский воевода Шуйский предложил Вейланду капитулировать. Пока тот размышлял, бомбардировка продолжалась. В осаде Дерпта русские артиллеристы впервые применили зажигательные снаряды – «огнистые кули». Потеряв всякую надежду на помощь извне, горожане решили начать переговоры с русскими. Пётр Шуйский обещал не разрушать Дерпт до основания и сохранить горожанам прежнее управление. 18 июля 1558 г. город капитулировал.

В Дерпте, в одном из тайников русские ратники обнаружили 80 тысяч талеров, что превышало весь долг Ливонии перед Россией. В результате, жители Дерпта, из-за жадности некоторых горожан, потеряли больше, чем требовал у них русский государь. Найденных денег хватило бы не только на Юрьевскую дань, но и на наём войск для защиты Ливонии. Кроме того, победителями было захвачено 552 больших и малых пушек.

Попытка ливонского контрнаступления

В ходе летнего похода 1558 года русские передовые отряды достигали Ревеля и Риги, разорив их окрестности. После столь успешной кампании русские войска ушли из Ливонии, оставив в захваченных городах и замках небольшие гарнизоны. Этим решил воспользоваться новый энергичный ливонский заместитель магистра, бывший комтур Феллина Готхард (Готтард) Кетлер. Заместитель магистра собрал 19-тысячное войско: 2 тысячи конницы, 7 тысяч кнехтов, 10 тысяч ополченцев.

Кетлер хотел отбить утраченные восточные земли, прежде всего в Дерптском епископстве. Ливонские войска подступили к крепости Ринген (Рынгола), которую защищал гарнизон всего из 40 «сынов боярских» и 50 стрельцов под руководством воеводы Русина-Игнатьева. Русские воины оказали героическое сопротивление, отбивая натиск вражеской армии в течение 5 недель (по другим данным – 6 недель). Они отразили два общих штурма.

Гарнизон Рингена попытался выручить посланный на помощь 2-тысячный отряд под началом воеводы Михаила Репнина. Русские воины смогли разбить передовую заставу ливонцев, было взято в плен 230 человек вместе с их командиром Иоганном Кетлером (братом командующего). Однако затем отряд Репнина был атакован основными силами ливонской армии и разбит. Эта неудача не поколебала мужества защитников крепости, они продолжали обороняться.

Немцы смогли захватить Рынголу только в ходе третьего штурма, который продолжался три дня, после того, как у защитников закончился порох. Тех воинов, которые не пали в ожесточенном бою, ливонцы добили. Кетрел потерял под Рингеном пятую часть войска - около 2 тысяч человек и потратил на осаду полтора месяца. После этого наступательный порыв ливонского войска угас. Ливонцы в конце октября 1558 года смогли только организовать набег на порубежные места Пскова. Ливонские отряды разорили Святоникольский монастырь под Себежем и посады городка Красного. Затем ливонское войско отступило к Риге и Вендену.

Зимняя кампания 1558-1559 гг.

Ливонское наступление и разорение псковских мест вызвало большой гнев у русского государя. Были предприняты меры для ответного удара. Уже через два месяца войска под началом Семена Микулинского и Петра Морозова вошли в Ливонию. Они в течение месяца опустошали южную Ливонию.

17 января 1559 года произошло решающее сражение при городе Тирзене. Большой ливонский отряд под началом Фридриха Фелькерзама (Фелькензам) столкнулся с Передовым полком во главе с воеводой Василием Серебряным. В упорной схватке ливонцы были разбиты. Фелькерзам и 400 его воинов погибли, остальные попали в плен или бежали. Эта победа отдала в руки русской армии огромные территории. Русские войска беспрепятственно совершили рейд по землям Ливонской конфедерации, пройдя «по обе стороны Двины», захватив 11 городов и замков. Русские дошли до Риги, простояли здесь три дня. Затем вышли к границе с Пруссией и только в феврале с большой добычей и значительным полоном вернулись в русские пределы. Кроме того, на Дюнамюнском рейде был сожжен рижский флот.

Перемирие 1559 года

После столь успешного похода, русское правительство предоставило Ливонской конфедерации перемирие (третье по счёту) с марта по ноябрь 1559 года. Москва была уверена в том, что положение в новозавоеванных городах прочное и при посредничестве датчан пошло на перемирие. Кроме того, на Москву оказали сильное дипломатическое давление, обеспокоенные русскими успехами, Литва, Польша, Швеция и Дания. Так, литовские послы настоятельно требовали от царя Ивана IV прекратить войну в Ливонии, грозя, в противном случае, выступить на стороне Ливонской конфедерации. Вскоре с просьбу прекратить войну передали шведские и датские посланники. Русские успехи нарушали баланс сил в Европе, на Балтике, затрагивали политические и экономические интересы ряда держав. Польский король Сигизмунд II Август даже жаловался на русских английской королеве Елизавете I: «Московский государь ежедневно увеличивает своё могущество приобретением товаров, которые привозятся в Нарву, ибо сюда помимо прочего, привозится оружие, до сих пор ему не известное… приезжают военные специалисты, посредством которых, он приобретает средства побеждать всех…». Были сторонники перемирия и в Москве. Окольничий Алексей Адашев выражал интересы партии, которая настаивала на продолжение борьбы на юге, против Крыма.

Во время перемирия с Россией Ливонская конфедерация нашла союзников, заручившись поддержкой литовцев и шведов. В Вильне ливонцы заключили с литовским великим князем Сигизмундом II соглашение, по которому земли ордена и владения рижского архиепископа переходили под протекторат Великого княжества Литовского. Швеция получила за помощь Ревель, а Эзельский епископ отдал остров Эзель герцогу Магнусу, брату датского короля, за 30 тысяч талеров. Кроме того, ливонцы наняли новые отряды «заморских немцев».

Надо отметить, что во время Ливонской войны – в 1569 году литовские представители заключили в Люблине унию с делегатами польского сейма. В итоге политический союз двух самостоятельных государств, подкрепленный династическим единством, был преобразован в настоящее единое государство (Речь Посполитую) с 6 млн. населением, вполне по своей мощи сопоставимым с Россией.

Возобновление боевых действий

Магистр Готард Кетлер в октябре 1559 года нарушил перемирие, и за месяц до окончания его срока неожиданно атаковал около Дерпта (Юрьева) отряд воеводы Захария Овчины-Плещеева. В сражении погибло до 1 тысячи русских воинов. Однако глава юрьевского гарнизона – воеводы Катырев-Ростовский успел подготовить город к обороне. Когда ливонцы осадили Юрьев-Дерпт, русские встретили их артиллерийским огнем и вылазками кавалерийских отрядов. Десять дней Кетлер пытался пробить бреши в стенах, а затем отступил, не добившись успеха. Арьергард ливонской армии был разгромлен отрядом Глеба Оболенского и Тимофея Тетерина. Захваченные пленные сообщили о намерении Кетлера напасть на крепость Лаис (Лаюс).

В этом замке стоял гарнизон из 300 детей боярских и стрельцов под началом Андрея Бабичева и Андрея Соловцова. В крепость было направлено подкрепление – стрелецкая сотня под началом головы Андрея Кашкарова. Стрельцы успели в Лаис до подхода ливонских войск. Осада замка началась в ноябре 1559 года. Ливонцы пробили брешь с помощью артиллерии, но русские смогли быстро заделали её деревянными щитами. Однако ливонское командование, уверенное в мощи своего многочисленного войска начало штурм. Бой длился два дня, но русские воины отразили все вражеские атаки. Ливонское войско, потеряв 400 воинов, сняло осаду и отступило.

Одной из причин неудачных действий ливонцев стали напряженные отношения между новыми союзниками. Так, Швеция и Дания до 1570 года воевали с друг другом, что поглощало их внимание. Да и между литовцами и поляками до 1569 года нередко происходили конфликты. Это позволило России продолжать успешную кампанию в Прибалтике.

Русское наступление 1560 года

В феврале 1560 года русская армия под началом И. Мстиславского и П. Шуйского заняла Мариенбург. Летом 60-тысячная русская армия при 90 пушках под началом И. Мстиславского, М. Морозова и А. Адашева двинулась для захвата самой мощной крепости в восточной Ливонии - Феллина. Ей навстречу вышло ливонское войско под началом «последней надежды Ливонии», ландмаршала Ордена и комтура Риги Филиппа фон Белля. Ливонцы столкнулись с 12-тысячным русским авангардом под командованием Василия Барбашина. Князь Барбашин получил указание перерезать пути из Феллина к морю. 2 августа 1560 года в 16 километрах от замка Эрмес произошло сражение. В ходе столкновения передовых дозоров, немецкие рыцари опрокинули русских воинов и столкнулись с основными силами Барбашина. Немецкая конница была окружена и потерпела полное поражение: 261 рыцарь был убит или попал в плен (в том числе сам ландмаршал и 10 комтуров), другие бежали.

Победа при Эрмесе открыла путь на Феллин, где проживал бывший ливонский магистр Вильгельм фон Фюрстенберг. Крепость защищала большая часть ливонской артиллерии (орудия были закуплены в Любеке) и 300 наемников. Русская армия окружила крепость шанцами и подвергла её 3-недельному артиллерийскому обстрелу. В результате бомбардировки Феллина зажигательными снарядами, в крепости не осталось ни одного целого здания. 30 августа, после того как в стене была пробита брешь, наёмники, несмотря на уговоры Фюрстенберга продолжить оборону, капитулировали.

Захватив Феллин, князь Мстиславский, вопреки государеву указу о немедленном выступлении на Ревель (Колывань), повел войска на крепость Вейсенштейн (Белый Камень). Однако воевода не взял с собой осадную артиллерию и хорошо укрепленная крепость устояла. Обороной твердыни ведал рыцарь Каспар фон Ольденбокен. Русская армия простояла под белым Камнем 6 недель (до 18 октября), а затем отступила.

Распад Ливонской конфедерации

Военное поражение привело к окончательно распаду Ливонской конфедерации. Епископство Дерпт было упразднено Иваном Грозным после завоевания Юрьева, епископство Эзель—Вик — секуляризировано и продано Дании в 1560 году, епископство Курляндия — продано в 1560 году датчанам и преобразовано в светское герцогство Курляндия.

В 1561 году архиепископство Рижское было секуляризировано, Рига получила статус свободного имперского города. В июне 1561 года города Северной Эстляндии, в том числе Ревель, присягнули на верность шведской короне. В этом же году под Ригу двинулись литовские войска под командованием гетмана Николая Радзивилла. 18 (28) ноября 1561 года в Вильне между великим князем Литовским и королём Польским Сигизмундом II и магистром Готхардом Кетлером был заключен договор (Виленская уния). В соответствии с этим соглашением, на части земель Ливонского ордена было образовано светское государство — Герцогство Курляндское и Земгальское (его в ленное владение получил Готхард Кетлер, став вассалом польского короля), а остальная часть отходила Польше и Литве.

В декабре литовские войска заняли города Пернау (Пернов), Вейсенштейн, Венден, Эрмес, Гельм, Вольмар, Трикатен, Шванебург, Мариенгаузен, Динабург и другие. Таким образом, в конфликт включились другие государства, которые воспользовавшись военным поражением Ливонии, подчинили себе её части. Со шведами, которые заняли Ревель, Москве первоначально удалось договориться. 20 августа 1561 года в Новгороде с представителями шведского короля Эрика XIV было заключено перемирие на 20 лет. С литовцами договориться не удалось, вскоре пограничные стычки переросли в настоящую войну.

Война с Великим княжеством Литовским

Летом 1561 года польский король объявил о сборе шляхетского ополчения на войну с Русским государством. Однако шляхта не спешила на сборные пункты, и поход пришлось отложить. В 1562 году, накануне истечения срока перемирия с Москвой, встревоженный состоянием своих вооруженных сил, Сигизмунд II Август попытался продлить перемирие и приказал приграничным воеводам и старостам не задирать русских. Однако оттянуть начало войны, чтобы начать её на более выгодных условиях не удалось. В марте 1562 года Иван Васильевич приказал своим воеводам начать войну.

Весной 1562 года русское войско, которое было сосредоточено в Смоленске под началом воевод Ивана Шереметева, Ивана Воронцова, татарских «царевичей» Ибаки, Тохтамыша, ходило воевать «литовские места». Летом из Великих Лук окрестности Витебска разорил Андрей Курбский. Из Смоленска под Мстиславль и на Двину ходили князья Пётр и Василий Серебряные, а из Великих Лук – полки Михаила Прозоровского и Михаила Денисьева. В Ливонии русские войска отбили города Тарвас (Тарваст, Таурус) и Верпель (Полчев).

Литовцы наносили ответные удары. В весной 1562 г. произошёл рейд литовских отрядов под Смоленск, Велиж, в псковские волости. В августе литовцы атаковали Невель. Воевода Курбский пошёл в погоню, нагнал противника, но разбить не смог (сам получил ранение). Осенью 1562 г. гетман Николай Радзивилл отбил Тарвас, захватив в плен русских воевод Тимофея Кропоткина, Неклюда Путятина и Григория Трусова. Литовские отряды совершили рейд в псковские земли.

Осада и взятие Полоцка русскими войсками

Захват Полоцка был запланирован русским командованием в сентябре 1562 г., тогда же началась подготовка к походу, в котором должны были принять участие основные силы русской армии. Захват этого древнего русского города решал несколько важных задач. Во-первых, Москва возвращала в единое русское государство одно из старейших русских княжеств, важный и крупный город. Великому княжеству Литовскому наносился сильный удар. Появлялась возможность для удара по Вильно. Во-вторых, Полоцк нависал над южным флангом группировки русских войск в Ливонии, мог стать плацдармом для отсекающего удара по ним. В-третьих, при захвате города и течения р. Западная Двина Русское государство получило бы возможность для прямого сообщения с гарнизонами в Ливонии из Смоленска по удобному речному пути.

30 ноября основная группировка русских войск во главе с Иваном Грозным вышла из Москвы и 4 декабря прибыла в Можайск, откуда были отданы последние указания полкам, двигавшимся из разных городов. Общий сбор войск произошел 5 января 1563 г. в Великих Луках, откуда 50-60 тысячная армия при 200 пушках во главе с государем выступила в поход.

Полкам было приказано не высылать фуражирские отряды, все запасы везлись с собой, в целях сохранения внезапности удара. Однако в Полоцке вскоре получили сообщение о приближении русской армии. Несколько перебежчиков известили полоцкого воеводу Станислава Довойну о приближении русских войск. После этого, Иван IV предложил полоцкому воеводе перейти к нему на службу, но получил отказ.

Город был хорошо укреплен, его защищал не только гарнизон из 1 тысячи наёмников, но и ополченцы из горожан (численность населения города была 12-20 тысяч человек). Внутри Полоцка было два мощных каменных укрепления – Верхний и Нижний замки. Посад защищал острог. На помощь городу из Минска выступил 2,5-3,5 тысячный отряд при 20-25 полевых пушках под командованием великого гетмана Н. Я. Радзивилла. Он рассчитывал отвлечь часть сил русской армии и этим сорвать осаду Полоцка. Против него были отправлены татарский «царевич» Ибак и воеводы Ю.П. Репнин, А.И. Ярославов. При их приближении Радзивилл отступил, русские войска не преследовали литовцев и вернулись к Полоцку. После падения Полоцка, Радзивилл отошел к Вильне, чтобы прикрыть столицу Великого княжества.

31 января 1563 года Полоцк был взят в осаду. На следующий день стрельцы заняли важный в стратегическом отношении Ивановский остров на реке Полоте. 4-5 февраля против городских стен начали сооружать осадные сооружения и устанавливать батареи. Утром 5 февраля произошёл первый штурм, в ходе которого стрельцы Ивана Голохвастова захватили башню над Западной Двиной и пробились в острог. Однако русское командование посчитало, что продолжение штурма без соответствующей артиллерийской подготовки приведёт к слишком большим потерям, и отозвало войска. Руководители полоцкого гарнизона вели в течение 5-8 февраля переговоры, оттягивая бомбардировку и затягивая время, надеясь на подход сил Радзивилла. 7 февраля прибыл «большой наряд» (осадная артиллерия), началась его установка. Иван Васильевич потребовал безоговорочной капитуляции, переговоры 8 февраля были прерваны, после того как кто-то выстрелил в царского посланника. В этот же день осадная артиллерия начала пробивать бреши в укреплениях острога.

9 февраля русские войска взяли острог, где было пленено, по русским данным – 12 тысяч, по польским – 20 тысяч горожан. Литовцы при отступлении подожгли посад, в великом пожаре сгорело 3 тысяч дворов. 9-10 февраля осадная артиллерия была поставлена напротив Полоцкого замка на пожарище, в Задвинье и Заполотье. 10-14 февраля пушки вели сильный огонь, последние два дня орудия били день и ночь. Артиллерийский огонь привел к сильному разрушению укреплений, полоцкий гарнизон сократился до 500 человек. В ночь с 12 на 13 февраля защитники замка предприняли вылазку всеми силами с целью уничтожения русской артиллерии, но она провалилась. В ночь с 14 на 15 февраля московские стрельцы смогли сжечь часть стены. Русские войска начали подготовку к генеральному штурму. Положение гарнизона стало безнадежным. Не дожидаясь штурма, Довойна капитулировал.

Иван Грозный оставил себе городской «наряд» - 20 пушек и казну, все остальные богатства были отданы воинам. Русская армия потеряла в ходе осады, по данным Никоновской летописи, 86 человек. К полякам и немцам из гарнизона отнеслись довольно милостиво (некоторых даже одарили), некоторые наемники перешли на русскую службу. Часть населения города и области угнали для расселения в центральных областях России.

27 февраля царь отбыл из Полоцка, оставив в городе воевод П. Шуйского и князей Серебряных. Им было поручено восстановить сильно пострадавшие укрепления и провести дополнительные работы по строительству оборонительных сооружений в наиболее уязвимых местах, которые были обнаружены в ходе осады.

Неудачи русской армии. Поражение при Чашниках (на Уле) 26 января 1564 года

Падение Полоцка сильно вызвало большой шум в Западной Европе и очень встревожило поляков. Литовцы и поляки собрали все наличные силы для прикрытия границ, началась мобилизация.

В 1564 году Иван Васильевич наметил ещё один поход в литовские земли. Для решения этой задачи был направлен корпус Петра Шуйского, который стоял в Полоцке, с несколькими отрядами из других городов. 18-тысячное войско под началом Шуйского, Ф. Тятева и И. Охлябина двинулось от Полоцка к Орше. Под Оршей корпус должен был соединиться с полками князей Серебряных, которые выступили из Вязьмы. Серебряные вели и невооруженных новобранцев из Смоленска. В войске Шуйского был большой обоз с оружием для новобранцев.

Роковую роль сыграла беспечность русских воевод. Русские успокоенными уже одержанными победами, не предприняли обычных мер предосторожности. Разведка местности не велась. Толпы служилых шли по узким лесным дорогам толпами, без доспехов и тяжелого оружия, которые везли на санях. Никто даже не думал о возможном ударе противника. Тем временем, гетман Николай Радзивил и гетман литовский Григорий Ходкевич, получили от лазутчиков полные сведения о русском войске и решили нанести внезапный удар. В глухих лесах у речки Улы литовцы подстерегли московскую рать. 26 января 4-тысячный неприятельский отряд нанес неожиданный удар на узкой лесной дороге по русской рати. Литовцам сопутствовал полный успех. Не успех вооружиться и подготовиться к бою, русские воины поддались панике и побежали, бросив обоз в 5 тысяч саней. Петр Шуйский, герой покорения Юрьева-Дерпта, Нейгауза (Новогородка), Кирнпе, Лаиса и других ливонских крепостей, заплатил за свою ошибку жизнью. Погибли воеводы Семен и Федор Палецкие. В плен попали воеводы З. Плещеев, И. Охлябин и 700 человек.

Князья Серебряные, узнав об этом поражении, отвели свои силы к Смоленску, по пути разорив окрестности Могилева, Мстиславля и Кричева. В апреле 1564 года на сторону литовцев переметнулся известный русский полководец, один из ближайших сподвижников царя Андрей Курбский. Он имел полную информацию о численности, местах сосредоточения, слабых местах русской армии, планах командования. Это был серьёзный удар по обороноспособности Русского государства.

Дальнейшие боевые действия

Летом 1564 года противники наносили друг другу удары на разных направлениях. В июне 1564 года началось контрнаступление литовских войск в Ливонии. Гетман Александр Полубенский атаковал «юрьевские волости». В ответ юрьевский воевода Михаил Морозов послал на «немецкие пригороды» отряд Дмитрия Кропоткина.

Неудачей завершился поход 13-тысячного войска воеводы Юрия Токмакова на располагающуюся у границ Псковской земли литовскую крепость Озерище. 22 июля крепость была осаждена. Осадной артиллерии не было, только легкая полевая, поэтому пробить бреши в стенах не удалось. 26 июля русская рать столкнулась с 12-тысячным литовским войском под началом витебского воеводы Станислава Паца. Токмаков перекрыл дороги на Витебск засеками, но литовцы прошли. Русский воевода отправил пушки и пехоту в Невель, а сам с конницей атаковал противника. Русские смяли передовой литовский отряд, захватив несколько десятков пленных, а затем отступили, не ввязываясь в бой с основными силами противника. Русское войско смогло уйти, избежав поражения, но поход на важную крепость провалился. В июле же конная рать Василия Бутурлина (татарские, ногайские и мордовские отряды) выступила из Смоленска и разорила окрестности Мстиславля, Кричева, Могилева и других городов.

В августе псковские ополченцы под началом Василия Вишнякова отбили несколько нападений на приграничные волости. В сентябре черниговские воеводы Василий Прозоровский и Фома Третьяков разбили вторгшегося в Северскую землю Петра Сапегу. Большое войско под началом Н. Радзивилла три недели безуспешно осаждало Полоцк. Однако новые укрепления города выстояли, и отряды противника отступили. Ведя боевые действия в Ливонии и Великом княжестве Литовском, Русское государство было вынуждено держать оборону на южных рубежах, где совершали свои набеги крымские татары и ногайцы. Это вынудило московское правительство осенью 1564 года заключить перемирие со Швецией. Москва признала переход под власть шведов Ревеля (Колывани), Пернау (Пернова), Вейсенштейна и ряда других городов и крепостей на севере бывшей ливонской Эстляндии. Перемирие было подписано в сентябре 1564 года в Юрьеве.

Это позволило царским войскам перейти в крупное наступление против Великого княжества Литовского. В октябре 1564 года русская армия выступила из Великих Лук и 6 ноября захватила крепость Озерище. После этого русские власти, закрепляя своё присутствие в Полоцкой земле, начинают возводить на западных границах новые крепости: в 1566-1567 гг. были построены Козьян, Ситно, Красный, Сокол, Суша, Туровля, Ула и Усвят. Литовские власти, стремясь укрепить свои позиции в тяжёлой войне с Московским царством, пошли на объединение Польшей. 1 июля 1569 года депутаты польского и литовского сеймов на общем сейме, созванном в Люблине, утвердили унию, государственный союз между Королевством Польским и Великим княжеством Литовским, который создал единое федеративное государство – Речь Посполитую. Это событие в итоге оказало решающее влияние на исход Ливонской войны.

Однако стратегический перелом в войне произошёл далеко не сразу. Великое княжество Литовское понесло тяжёлые потери и нуждалось в мирной передышке. Иван Васильевич принял предложения польского короля о перемирие. Летом 1570 года было заключено трехлетнее перемирие между Русским государством и Речью Посполитой. По его условия во время этого срока сохранялся статус-кво. К Русскому царству отходили Полоцк, Ситно, Озерище, Усвяты и еще несколько замков.

Война в Прибалтике

Иван Грозный решил воспользоваться этим временем, чтобы нанести решающий удар по шведам. В Шведском королевстве в это время был свергнут Эрик XIV, новым королем стал брат потерявшего трон монарха Юхан III, женатый на сестре польского короля Сигизмунда II Августа Екатерине Ягеллонке. Юхан разорвал союзный договор с Россией, который был заключен его предшественником в начале 1567 года. В Стокгольме было ограблено русское посольство, прибывшее для ратификации союзного соглашения. Это было серьёзное оскорбление Москвы, война становилась неизбежной.

Готовясь к удару по Ревелю, Иван Грозный решил переманить на свою сторону часть местного немецкого дворянства. Кроме того, Москва искала союза с Данией, которая враждовала со Швецией. Для этого на занятой русскими войсками части Ливонии было создано вассальное королевство, его правителем стал брат младший брат датского короля Фредерика II – принц Магнус (в русских источниках его называли «Арцимагнусом Крестьяновичем»). Магнус породнился с династией Рюриковичей, был женат на двоюродной племяннице царя Ивана Васильевича Марии Владимировне, княжне Старицкой — дочери князя Владимира Андреевича. Магнус прибыл в Москву в июне 1570 года и был осыпан милостями, провозглашен «королем Ливонским». Русский царь выпустил на свободу всех пленных немцев, чтобы усилить позиции «короля». Принц привел мало солдат, Дания не послала флот на помощь, однако Иван Грозный назначил его главнокомандующим русскими войсками, посланными против шведов.

Осада Ревеля

21 августа 1570 года 25-тысячное русско-ливонское войско во главе с Магнусом и воеводами Иваном Яковлевым и Василием Умным-Колычевым подошло к Ревелю. Горожане, принявшие шведское подданство, отказались от предложения принять подданство Магнуса. Началась трудная и долгая осада хорошо укрепленного города. Русская армия к этому времени имела уже большой опыт по взятию ливонских твердынь. Напротив ворот были сооружены большие деревянные башни, на которых установили орудия, ведущие обстрел города. Однако на этот раз такая тактика не принесла успеха. Горожане вели активную оборону, часто делали вылазки, разрушая осадные сооружения. Кроме того, численность русско-ливонской армии была недостаточна для взятия такой большой и сильной крепости-города штурмом. Однако осада была продолжена, русское командование надеялось взять крепость зимой, когда шведский флот не сможет поставлять в Ревель подкрепления и припасы. Осада перешла в пассивную стадию, когда русские и ливонские отряды занимались опустошением окрестностей, настроив против себя население, не предпринимая активных действий против крепости.

Шведский флот смог до наступления холодов поставить в город необходимые подкрепления, боеприпасы, провиант и дрова. Это облегчило положение осаждённых. Не принёс успеха и обстрел Ревеля зажигательными снарядами, который начался в середине января 1571 года. Продолжение осады становилось бессмысленным, только отвлекая от решения других задач значительные силы русской армии. 16 марта 1571 года осада была снята.

В 1571 году шведы попытались атаковать русское царство с севера – летом вражеский флот впервые вошёл в Белое море. Объединенная эскадра из кораблей Швеции, Голландии и Гамбурга появилась у Соловецких островов. Однако по неизвестной причине интервенты не решились атаковать монастырь, который ещё не имел укреплений и ушли без боя.

Новый поход в Эстляндию

Иван Грозный решил продолжить наступление на шведскую Эстляндию, воспользовавшись смертью польского короля Сигизмунда Августа (7 июля 1572), прервавшей династию Ягеллонов и наступившим «бескоролевьем» в Речи Посполитой. Русское командование сменило тактику: Ревель временно оставили в покое, переключившись на захват других городов и крепостей, не имевших столь мощной обороны, и полное вытеснение противника из области. Московское правительство рассчитывало, что потеряв все города и укрепления, шведы не смогут удержать и Ревель. Этот план принёс успех русской армии.

В конце 1572 года Иван Грозный возглавил новый поход в Прибалтику. В декабре 80-тысячная русская армия осадила опорный пункт шведов в центральной Эстляндии – Вейсенштейн (Пайде). В этот момент в замке было всего 50 воинов во главе с Гансом Бойе. После мощного артиллерийского обстрела, на шестой день осады 1 января 1573 года замок был взят приступом. Во время этого боя погиб любимец царя Григорий (Малюта) Скуратов-Бельский.

Продолжение боевых действий

После взятия Вейсенштейна, Иван Грозный вернулся в Новгород. Военные действия в Прибалтике продолжались и весной 1573 года, но в это время русская армия была уже ослаблена переброской лучших полков на южные рубежи.

16-тыс русское войско под началом Симеона Бекбулатовича, Ивана Мстиславского и Ивана Шуйского продолжило наступление и взяло Нейгоф и Каркус, после чего подошло к замку Лоде в Западной Эстляндии. К этому моменту в русском войске было 8 тысяч воинов (по шведским слухам 10 тысяч).

Русские встретили 4 тыс. (по шведским данным в отряде было около 2 тыс. человек) шведский отряд генерала Клауса Тотта. Несмотря на значительное численное превосходство, русское войско было разбито и понесло большие потери. Погиб в бою и командир полка Правой руки – боярин Иван Шуйский. Однако это поражение не сказалось на стратегической обстановке. Русские войска продолжали одерживать победы: в 1575-1576 гг. они при поддержке сторонников Магнуса заняли всю Западную Эстляндию. 9 апреля 1575 года была захвачена крепость Пернов. Капитуляция Пернова и милостивое обращение победителей с покорившимися, предопределило дальнейшую кампанию. Сравнительно небольшому 6-тыс. русскому отряду сдались крепости Лоде (Коловер), Гапсаль и Падис. «Король» Магнус захватил замок Лемзель. В результате в 1576 году план кампании был реализован – русские войска захватили все города и крепости Эстляндии, кроме Ревеля.

Попытки шведом организовать контрнаступление провалились. Так, в 1574 году шведское командование организовало морской поход. Шведский десант должен был совершить неожиданное нападение на Нарву, но буря прибила большую часть судов к берегу, где они стали легкой добычей русских ратников.

Борьба за Польшу

Несмотря на успехи на Прибалтийском фронте и неудачи шведов, ситуация оставалась шаткой. Русское государство могло одерживать победы до тех пор, пока противники не организуют одновременное наступление. Решительный перелом в пользу противников России был связан и именем талантливого военачальника Стефана Батория. Он был происхождением из влиятельного трансильванского рода Батори. В 1571-1576 гг. — трансильванский князь. В Речи Посполитой, после бегства Генриха Валуа в 1574 году (он предпочёл Францию Польше), снова наступил период бескоролевья. Православные западнорусские шляхтичи выдвинули в кандидаты на польский престол царя Ивана Васильевича, что давало возможность объединить силы Литвы, Польши и России в борьбе с Крымским ханством и могущественной Османской империей. Кроме того, в качестве кандидатов на престол выдвигали императора Священной Римской империи Максимилиана II и австрийского эрцгерцога Эрнста, которые также придерживались антитурецкой линии. Их кандидатуры поддерживала Москва.

Стефана Батория выдвинул турецкий султан Селим II и потребовал от шляхтичей, чтобы они не выбирали других кандидатов. Это требование было подкреплено военным давлением со стороны Крымского ханства: татарский поход в сентябре—октябре 1575 года на восточные области Речи Посполитой (Подолию, Волынь и Червонную Русь) толкнул среднепоместную шляхту к кандидатуре Стефана Батория. Батория избрали польским королем с условием женитьбы на пятидесятилетней Анне Ягеллонке, сестре умершего короля Сигизмунда. В 1576 году члены сейма Великого княжества Литовского провозгласили трансильванского князя и польского короля Батория великим князем литовским (в 1578 году он приобрел для рода Батори права и на престол Ливонского королевства).

Став правителем Речи Посполитой Баторий начал деятельную подготовку к войне с Русским царством. Однако он смог начать активные боевые действия только после того, как подавил восстание в Гданьске, которые спровоцировали агенты Габсбургов, проигравших борьбу за польский трон. Кроме того, он провёл серию военных реформ, которые качественно усилили вооруженные силы Речи Посполитой: Баторий пошёл по пути отказа от шляхетского ополчения, при комплектовании армии, пытаясь создать постоянную армию путём набора рекрутов в королевских имениях, широко использовал наёмников, главным образом венгров и немцев. До этого он всячески затягивал переговоры с Москвой.

Новый поход русских войск на Ревель

Не спешил начинать войну с поляками и Иван Грозный, который хотел перед началом войны с Речью Посполитой, решить вопрос с Ревелем. 23 октября 1576 года в новый поход выступила 50-тыс армия под началом Ф. Мстиславского и И. Шереметева. 23 января 1577 года русские полки подошли к городу и осадили его.

Крепость защищал гарнизон под началом генерала Г. Горна. Шведы успели основательно подготовиться к новой осаде города. Так, защитники имели в несколько раз больше пушек, чем осаждавшие. В течение шести недель русские батареи обстреливали город, пытаясь его зажечь. Однако шведы предприняли контрмеры: создали специальную команду в 400 человек, которая наблюдала за полетом и падением зажигательных снарядов. Обнаруженные снаряды тут же тушили. Ревельская артиллерия вела сильный ответный огонь, нанося осаждающим большие потери. Так, от пушечного ядра погиб один из главных воевод русского войска – Иван Шереметев.

Русские войска трижды ходили на приступы, но они были отбиты. Ревельский гарнизон активно производил вылазки, уничтожал осадные орудия, сооружения, мешал вести инженерные работы. Провалилась и попытка подвести мину под стены крепости. Осажденные узнали о подземных работах и провели контргалереи, уничтожив русские подземные ходы.

Активная и умелая оборона ревельского гарнизона, а также зимние условия, болезни привели к значительным потерям в русской армии. Бомбардировка мощной крепости, несмотря на большое количество выпущенных снарядов – около 4 тысяч ядер, оказалась безрезультативной. 13 марта 1577 года Мстиславский был вынужден снять осаду и увести войска.

Поход на польские города Ливонии

После ухода русской армии, шведы с помощью местных добровольцев попытались организовать контрнаступление, чтобы отбить крепости в Эстляндии. Но вскоре их отряды спешно отступили в Ревель. В Прибалтику снова вошло большое русское войско, которое возглавил Иван Грозный. 9 июля 1577 года армия выступила из Пскова, но двинулась не на Ревель, чего боялись шведы, а на захваченные поляками города Ливонии.

Русское командование решило воспользоваться трудностями Стефана Батория, который продолжал осаждать Гданьск и не мог перебросить на войну с Русским царством большие силы. Захватив земли по реке Западная Двина, русская армия могла рассечь Ливонию на две части. Успеху операции способствовала малочисленность находившихся здесь польских сил. Командовавший польско-литовской прибалтийской группировкой гетман Ходкевич имел лишь около 4 тыс. воинов.

Перед началом похода Иван Васильевич заключил с королем Магнусом, по которому под власть ливонского короля переходили земли к северу от реки Аа (Говья) и замок Венден к югу от реки (Псковское соглашение). Остальные территории отходили Русскому царству.

Русские войска разбили отряд полковника М. Дембинского и начали захватывать города и крепости. 30-тыс. русская армия и отдельные ливонские отряды Магнуса заняли Мариенгаузен, Люцин (Лужу), Режицу, Лаудон, Динабург, Крейцбург, Зессвеген, Шванебург, Берзон, Венден, Кокенгаузен, Вольмар, Трикату и несколько других замков и укреплений.

Однако в ходе этого похода возникли разногласия между Москвой и Магнусом. Ливонский «король», пользуясь русскими победами, захватил ряд городов, которые были за пределами территории, выделенными ему по Псковскому договору. Он выпусти воззвание, где призвал население признать его власть и занял Вольмар и Кокенгаузен. Попытался захватить крепость Пебалг. Царь Иван Грозный жестко пресек своеволие Магнуса. Немедленно были отправлены отряды в Кокенгаузен и Вольмар, сам Иван Васильевич двинулся на Венден. Ливонский король был вызван к царю. Магнус не посмел перечить и явился. Его подвергли кратковременному аресту. Через несколько дней, когда он согласился выполнить все требования Ивана Грозного, его отпустили. В городах, которые осмелились признать власть Магнуса и сопротивляться воле воевод Грозного, были проведены показательные казни немцев. Внутренний замок в Вендене оказал сопротивление, и был подвергнут обстрелу тяжелой артиллерии. Перед штурмом, венденский гарнизон взорвал себя.

Новый поход в Ливонию завершился полной победой русской армии. Фактически было захвачено всё побережье, кроме Ревеля и Риги. Торжествуя, Иван Грозный отправил Стефану Баторию одного из захваченных в плен литовских военачальников – Александра Полубенского. Польскому королю были переданы мирные предложения Москвы.

Однако Баторий не хотел смириться с русскими завоеваниями в Прибалтике. Он направил на войну отряды литовского ополчения, но отряды были немногочисленными. Осенью 1577 года польские и литовские отряды смогли отбить Динабург, Венден и ещё несколько небольших замков и укреплений. Кроме того, в тайные переговоры с поляками вступил ливонский король Магнус. Он предал Москву. Магнус уступил престол Баторию и обратился к населению с призывом, чтобы они сдавались полякам, если не хотят быть подчинены Москве.

Борьба за Венден

Стефан Баторий планировал не только отбить завоеванные русскими войсками города и крепости Ливонии, но нанести по Русскому государству серию решительных ударов. Польский король планировал отрезать русские войска в Прибалтике от России и захватить Полоцк и Смоленск, чтобы затем завоевать Москву. Польский сейм, созванный в Варшаве в марте 1578 г., принял решение о возобновлении войны с Русским царством.

Со своей стороны русское командование не хотело уступать Венден (Кесь), которую поляки и литовцы захватили в 1577 году. В 1578 году русские войска дважды осаждали эту крепость, но оба раза безрезультатно. В феврале Венден осадило войско под началом князей И. Мстиславского и В. Голицына. Осада продолжалась четыре недели. Более удачной была осада Полчева (Верполя), крепость была взята. Осенью 1578 г. 18-тысячное русское войско под командованием Ивана Голицына, Андрея Щелканова и Даниила Салтыкова. Русские полки трижды штурмовали Венден, но взять до подхода вражеских сил, не смогли.

К Вендену подошло объединенное польско-шведское войско под руководством гетмана Андрея Сапеги и генерала Юргена Нильссона Бойе. Первоначально русский военный совет принял решение не отступать, чтобы не бросать осадную артиллерию. Однако вскоре после начала сражения, четыре полководца: Иван Голицын, Федор Шереметев, Андрей Палецкий и Андрей Щелканов, покинули свои позиции и увели свои полки к Юрьеву. Под Венденом остались только войска под началом Василия Сицкого, Петра Татева, Петра Хворостинина и Михаила Тюфякина, которые решили защищать «большой наряд». 21 октября 1578 года русская пехота потерпела под Венденом тяжелое поражение. Русские пушкари оказали яростное сопротивление и отбивали натиск противника в земляных укреплениях. После того, как боеприпасы закончились, пушкари по одним источникам покончили с собой, по другим – были перебиты ворвавшимся в стан противником. По ливонским источникам, в битве под Венденом русское войско потеряло 6 тысяч человек (видимо, западные источники сильно преувеличили потери русских войск), 14 орудий большого калибра, несколько мортир и полевых пушек. В бою пали воеводы Сицкий и Тюфякин, в плен попали – Татев, Хворостинин, Гвоздев-Ростовский и Клобуков.

Дальнейшие боевые действия. Попытка начать мирные переговоры

Шведы, воодушевлённые победой при Вендене, поспешили осадить Нарву. Однако из-за перебоев со снабжением и нападений русско-татарской конницы, были вынуждены снять осаду и отступить, потеряв не менее 1,5 тысяч человек.

Иван Грозный обеспокоенный активностью шведов на Севере, решил провести качественное усиление обороны Соловецкого монастыря. В августе 1578 года в монастырь направили большую партию вооружений: 100 ручниц, несколько пищалей, боеприпасы. Однако в связи с боевыми действиями в Прибалтике и на южных рубежах, войска отправить не смогли (отправили только подразделение из 18 человек с головой Михаилом Озеровым). Правда, игумен получил разрешение набрать несколько десятков людей в стрельцы и пушкари (затинщики). Кроме того, начали строить острог вокруг неукрепленного до этого монастыря. В 1579 году, московское правительство получило новые сведения о готовящемся нападении на Русский Север, на Соловки направили новую партию оружия и боеприпасов. Своевременность этих мер подтвердили дальнейшие события. Летом 1579 года в Кемскую волость вторглись шведы и разбили отряд Михаила Озерова (он погиб в бою). Следующее нападение – в декабре, было отражено. 3-тысячный шведский отряд осадил приграничный Риноозерский острог, но понеся в штурме большие потери, шведы отступили.

Поражение под Венденом, объединение польских и шведских сил в борьбе с Русским государством, вынудило русское правительство искать перемирия с Речью Посполитой. Передышка нужна была для того, чтобы сосредоточить силы в борьбе со Швецией, которая считалась более слабым противником. Русское командование хотело летом 1579 года нанести удар по шведам и взять Ревель. У Новгорода стали концентрировать войска и тяжёлую осадную артиллерию. В начале 1579 года Иван Васильевич направил в Речь Посполитую Андрея Михалкова, с предложением прислать в Москву «великих послов» для переговоров о мире. Однако Стефан Баторий не хотел мира на русских условиях. Кроме того, к войне его подталкивали и союзники: шведский король Юхан III, бранденбургский курфюрст Иоганн-Георг и саксонский курфюрст Август.

Вторжение армии Стефана Батория в 1579 году. Падение Полоцка

Баторий отверг предложение союзников вести войска в Ливонию, где находилось множество хорошо защищенных крепостей, замков и укреплений, стояли многочисленные русские войска - по явно сильно завышенной оценке Рейнгольда Гейденштейна (в «Записках о московской войне»), в Ливонской земле было около 100 тыс. русских воинов. Война в таких условиях могла привести к потере времени, сил и ресурсов. Кроме того, Баторий учитывал и тот факт, что в уже разорённой длительной войной Ливонии, его войска не найдут достаточного количества провианта и добычи (это было важно для многочисленных наёмников). Поэтому польский король решил ударить по Полоцку, крепости имевшей стратегическое значение. Возвращение этого города под власть Польско-Литовского государства обеспечивало безопасность наступления войск в юго-восточной Ливонии и давало плацдарм для дальнейшего наступления против Русского царства.

26 июня 1579 года Стефан Баторий направил Ивану Грозному грамоту с официальным объявлением войны. В этом документе польский владыка объявил себя «освободителем» русского народа от «тирании» Ивана Грозного. 30 июня польско-литовская армия начала движение к русской границе. Литовский авангард захватил небольшие пограничные крепости Козьян и Красный, 4 августа венгерские наемники заняли Ситно, дорога на Полоцк была проложена.

Русское правительство, встревоженное действиями противника, попыталось укрепить гарнизон Полоцка артиллерией и подкреплениями, которые выступили из Пскова 1 августа. Но эти меры запоздали. Войско под началом Бориса Шеина, Федора Шереметева узнав о полной блокаде Полоцка, укрепилось в крепости Сокол. Осада Полоцка продолжалась три недели. Первоначально противник пытался зажечь деревянную крепость артиллерийским огнем. Однако защитники крепости под началом Василия Телятевского, Петра Волынского, Дмитрия Щербатова, Ивана Зюзина, Матвея Ржевского и Луки Ракова успешно ликвидировали возникавшие очаги пожаров. В связи с этим Стефан король Баторий сказал, что москвитяне в деле защиты крепостей превосходят все прочие народы. Распространению огня мешала и установившаяся дождливая погода.

Затем Баторий уговорил венгерских наёмников пойти на штурм крепости, обещая им богатую добычу и щедрую награду. 29 августа 1579 года венгры пошли на штурм. Они подожгли стены крепости и ворвались в пролом. Однако защитники предусмотрительно подготовили за брешью земляной вал со рвом и установили орудия. Ворвавшихся врагов встретил залп в упор. Понеся большие потери, враг отступил. Вскоре венгры пошли на новый штурм, который защитники уже отразили с большим трудом.

Полоцкий гарнизон понес большие потери. Потеряв надежду на помощь, и не надеясь больше удержать полуразрушенные укрепления, часть командиров во главе с П. Волынским пошли на переговоры с поляками. Они завершились почётной сдачей, на условии свободного прохода всех русских ратников из Полоцка. Часть русских воинов отказалась сдаваться и укрепилась в соборе Св. Софии, где их остатки были пленены, после упорного боя. Некоторая часть воинов перешла на службу Баторию, большинство же вернулось в Россию. Иван Грозный, вопреки опасениям провинившихся воинов, не наказал их, ограничившись их распределением по пограничным крепостям.

После взятия Полоцка литовские отряды под командованием гетмана Константина Острожского совершили рейд в Северскую землю, дойдя до Стародуба и Почепа. Другой литовский отряд разорял Смоленскую землю. 4 сентября поляки без боя заняли крепость Туровля.

19 сентября Николай Радзивилл во главе польских, немецких и венгерских войск осадил крепость Сокол. К этому времени её гарнизон был уже сильно ослаблен уходом части отрядов. В ходе ожесточённых сражений горящая крепость была взята. 25 сентября остатки русских полков попытались пробиться из крепости, но были разбиты и оттеснены назад в Сокол. За ними в крепость ворвался отряд немецких наёмников, защитники успели опустить решётку, отрезав немцев от основных сил врага. В горящей крепости шёл кровавый рукопашный бой. Поляки бросились на помощь немцам и, пробив ворота, ворвались в Сокол. Русские снова попытались пробиться из Сокола, но в яростном бою были почти все перебиты. В плен попали немногие вместе воеводой Шереметевым. Разгромленная крепость представляла страшную картину, на её ограниченном пространстве насчитали 4 тысячи тел. Большие потери понесла и польская армия, только немецких наёмников погибло до 500 человек.

После захвата Сокола, польская армия захватила крепость Сушу. Её 6 октября сдал потерявший мужество воевода П. Колычев. В крепости находилась артиллерия русской армии, только больших орудий было потеряно 21. Баторий вернувшись в Литву, направил Ивану Васильевичу гордое письмо, где сообщал о победах и требовал уступить Ливонию и признать права Речи Посполитой на Курляндию.

Шведское наступление

Под влиянием польских успехов, шведы начали своё наступление на Ругодив-Нарву. В июле шведы предприняли разведку боем: вражеская флотилия обстреляла Нарву и Ивангород, но без особого успеха. В начале сентября шведская армия под началом Генриха горна пересекла русскую границу и 27 сентября осадила Нарву. Осада продолжалась две недели, шведы потерпели поражение. Потеряв при приступах около 4 тыс. воинов, шведская армия отступила, так как из Пскова на помощь нарвскому гарнизону выступило войско под началом Тимофея Трубецкого и Романа Бутурлина, а из Юрьева – полки Василия Хилкова и Игнатия Кобякова.

Кампания 1580 года. Падение Великих Лук

Победа под Нарвой не могла восполнить потери Полоцка, ряда крепостей на западном рубеже и гибели войска в Соколе. Польский король, упоенный одержанными победами, отверг мирные предложения Москвы. Баторий по-прежнему предполагал наступать не в Ливонии, а на северо-восточном направлении. Он планировал захватить Великие Луки. Таким образом, Баторий хотел перерезать сообщения русских с Юрьевым и другими городами Ливонии.

Планы Батория снова оказались неразгаданными русским командованием. Русские войска были размазаны на большой территории от ливонских крепостей до Смоленска. Кроме того, часть армии была на южных рубежах, защищая Русское царство от крымских войск. Надо отметить, что крымские нападения сильно повлияли на исход войны – из 25 лет Ливонской войны, только в течение 3 лет не было значительных набегов крымских татар. Удары Крымского ханства вынуждали русское командование держать на южных границах большие силы. Главного же удара польско-литовской армии ждали у ливонской крепости Куконас (Кокенгаузен), где были собраны основные силы русской армии в Ливонии.

В конце августа 50-тыс. польско-литовская армия перешла русскую границу, имея первоклассную артиллерию. Великие Луки защищал 6-7 тысячный гарнизон под началом Федора Лыкова, Михаила Кашина, Юрия Аксакова, Василия Бобрищева-Пушкина и Василия Измайлова. В 60 верстах в районе Торопца располагалось 10-тысячное войско под руководством Василия Хилкова и Игнатия Кобякова. Однако из-за явного превосходства сил врага, отряд не торопился на помощь гарнизону Великих Лук. Хилков и Кобяков ограничились разведкой и диверсиями, ожидая подкреплений.

6 августа поляки осадили Велиж, после одного дня артиллерийского обстрела, воеводы П. Братцев и В. Башмаков сдали крепость (в Велиже стоял 1,6-тысячный гарнизон при 18 пушках и 80 пищалях). 16 августа, также после одно дня осады, пала крепость Усвят. Гарнизоны Велижа и Усвята были отпущены – большая часть воинов вернулась в Русскую землю, отвергнув польскую службу. 26 августа началась осада Великих Лук. Уже на следующий день в Баторию прибыло русское «великое посольство»: Иван Васильевич предложил передать Речи Посполитой 24 ливонских города и выразил готовность отдать Полоцк и Полоцкую землю. Однако Баторий посчитал эти предложения незначительными, потребовав всю Ливонию. Кроме того, в окружении польского короля зрели планы захвата Новгород-Северской, Смоленской, Псковской и Новгородской земель.

Защитники обложили деревянные стены земляной насыпью, чтобы защитить укрепления от артиллерийского огня. Но вскоре насыпь была сбита огнём артиллерии. Гарнизон Великих Лук мужественно отбивался, делал вылазки, гасил пожары, которые охватили деревянные укрепления. Однако снова и снова поджигаемый город был обречен. 5 сентября пожар охватил большую часть города и гарнизон капитулировал. Поляки разъяренные большими потерями учинили жестокую расправу, не щадя не только мужчин, но и женщин, детей. Во время бойни про пожар забыли, и огонь добрался до запасов пороха. Мощный взрыв уничтожил укрепления, убив и около 200 польских солдат. В резне погибли остатки гарнизона и всё население города.

21 сентября польская кавалерия под началом воеводы брацлавского Филипповского разбило русскую рать под Торопцом. 29 сентября польская армия захватила крепость Невель, 12 октября – Озерище, 23 октября – Заволочье. Заволочье оказало героическое сопротивление, которое продолжалось три недели.

Осенью 1580 года Речь Посполитая попыталась организовать наступление и на смоленском направлении. Вскоре после захвата Великих Лук, из Орши выступил 9-тысячный отряд старосты Филона Кмиты, который был назначен «воеводой смоленским». Он планировал разорить смоленские, дорогобужские, белевские земли и соединиться с армией польского короля. В октябре отряд Кмиты расположился в 7 верстах от Смоленска. Внезапно польско-литовское войско было атаковано полками Ивана Бутурлина. Неприятеля выбили из лагеря, польско-литовские силы отступили к обозу, где укрепились. Ночью Кмита начал поспешное отступление. Русские начали преследование противника и в 40 верстах от Смоленска на Спасских Лугах настигли его. После упорного боя, враг был окончательно разгромлен. В плен было взято 380 человек, захвачено 10 пушек, 50 пищалей и обоз. Однако эта победа уже не могла переломить исход войны в пользу Русского государства. Она имела только тактическое значение – смоленские земли были спасены от разорения противником.

Надо отметить, что надежда польского командования на массовый переход на их сторону русских служилых людей не оправдалась.

Шведское наступление

Шведское командование осенью 1580 года организовало новое наступление. Шведы планировали отрезать Русское царство от Балтийского и Белого морей, захватить Нарву, Орешек и Новгород. В октябре – декабре 1580 года шведская армия осаждала замок Падис (Падцу), которую защищал небольшой гарнизон под началом воеводы Данилы Чихачева. Запасы продовольствия в крепости были небольшими и вскоре закончились. Защитники терпели страшный голод, съели всех кошек, собак, в конце осады «питались» кожей и соломой. Русские воины 13 недель отбивали вражеские приступы. Только по истечению этого срока шведская армия смогла взять крепость, которую защищали еле живые воины. Уцелевшие в последней схватке воины были перебиты. Падение Падиса положило конец русскому присутствию в западной Эстляндии.

4 ноября шведы под началом Понтуса Делагарди взяли Корелу, устроив бойню – было убито 2 тысяч жителей. Корелу переименовали в Кексгольм.

Исход войны, после польско-литовских вторжений 1579-1580 гг. и падения Полоцка и Великих Лук, должен был решить третий, решающий удар Стефана Батория по Русскому царству. К этому времени Иван Грозный сделал несколько мирный предложений, полякам предлагали мир на весьма выгодных условиях. Решение о необходимости прекращения длительной войны, которое разорила Русское государство, было принято в конце 1580 года на Земском соборе. Однако польское правительство упоённое успехами не хотело мира, поляки мечтали о Смоленске, Пскове, Новгороде и захвате Москвы. Для нового похода польский владыка занял денег у саксонского и бранденбургского курфюрстов и прусского правителя. Также Баторий убедил сейм, собранный в феврале 1581 года, согласиться на сбор налогов за два года. Сейм, в свою очередь, попросил монарха этим походом завершить войну, так как население уже устало от постоянных поборов для ведения боевых действий.

В декабре 1580 – марте 1581 года неприятель совершил глубокий рейд по русской земле, дойдя до озера Ильмень. Во время этого похода противник внезапным ударом захватил Холм, в марте 1581 года поляки сожгли Старую Руссу. Город не был защищен укреплениями и его воеводы заранее увели всё население. Однако во время вторичного нападения на город, оно оказалось внезапным, в городе был захвачен старший воевода Василий Туренин. В этот же период противник захватил псковскую крепость Воронеч, а в Ливонии – замок Шмильтен.

Измена царского стольника Давыда Бельского, который бежал в Литву в мае 1581 года и рассказал о тяжёлом положении в Московском царстве, окончательно склонила Батория к решению продолжить войну и захватить Псков, а при успешном развитии наступления, и Новгород.

Третий поход польско-литовской армии. Героическая оборона Пскова (1581-1582)

20 июня 1581 года 47-тысячная польская армия (в её составе было более 20 тысяч наёмников из европейских государств) выступила в поход. Однако на этот раз польскому командованию не удалось сохранить в тайне направление главного удара. Русские воеводы даже провели упреждающую военную операцию, разорив окрестности Дубровны, Орши, Шклова и Могилева. Этот удар не только замедлил продвижение вражеской армии на две недели, но ослабил её силы. Польскому королю пришлось направить к восточным границам Великого княжества Литовского сильный отряд под началом троцкого воеводы Христофора Радзивилла. Кроме того, благодаря выигрышу во времени, русское командование смогло перебросить из Прибалтике подкрепления из ливонских замков.

Псковские воеводы Василий Скопин-Шуйский и Иван Шуйский начали готовить город к обороне. Гарнизон Пскова насчитывал 4 тысяч дворян, детей боярских, стрельцов и казаков, он был подкреплен 12 тысяч вооруженных жителей Пскова и его пригородов. Уже в ходе осады гарнизон был усилен прорвавшимся отрядом стрелецкого головы Федора Мясоедова. Псков обладал мощной системой оборонительных сооружений, которая благодаря регулярным нападениям ливонцев, постоянно совершенствовалась. Город имел четыре линии обороны – Кром (Кремль), Довмонтов город, Середний город и Окольный город (Большой город). Внешняя стена Окольного города имела 37 башен и 48 ворот, протянувшись почти на 10 верст. Западная часть города была защищена рекой Великой, поэтому только здесь стены Пскова были деревянными, со всех остальных сторон – каменными. Накануне осады Псковская крепость была усилена сооружением дополнительных укреплений. Снаружи и внутри стен были построены новые деревянные башни и сооружены широкие башенные платформы – раскаты, предназначенные для установки мощных орудий.

Постройка дополнительных башен устранила главный недостаток старых укреплений – недостаточную фланковую оборону (продольное обстреливание, поражающее цель сбоку, продольный огонь дает возможность оборонять малыми силами большие пространства и причинять, в то же время, наступающим войскам значительный вред). Стены новых наружных башен были защищены дерном, что предохраняло от зажигательных снарядов, и их снабдили большим числом бойниц. Окольный город также пересекала река Пскова. Для защиты от проникновения противника по Пскове были сооружены две арки, которые имели нижние и верхние решетки для пропуска воды и судов. В ожидании противника, псковичи спешно исправили крепостные сооружения, дополнили их новыми. На башнях, раскатах и стенах установили орудия. Особенно большую роль в обороне города сыграют два больших орудия – «Барс» и «Трескотуха», которые стреляли на расстояние около 1 версты. У Польской армии не было ни одной равной им по мощи пушки.

18 августа передовые отряды войска Речи Посполитой вышли на ближние подступы к Пскову, на реке Черёха поляки разбили отряд русской конницы. 21 августа, не выдержав ожесточенного артиллерийского обстрела, сдалась противнику небольшая крепость Остров. За день за этого передовые польские отряды подошли к самому Пскову, остановившись на расстоянии трех пушечных выстрелов от крепостных стен. Русские воеводы при приближении врага приказали бить в осадный колокол и зажечь пригороды. Однако собственно осада началась только через неделю, 26 августа, когда к городу подошли основные силы вражеской армии, и начались инженерные работы. Защитники города встретили врага артиллерийским огнём и вынудили его отступить на безопасное расстояние.

1 сентября, убедившись в прочности русской обороны и силе артиллерийского вооружения крепости, Стефан Баторий отдал приказ начать копать траншеи, чтобы приблизить позиции артиллерии, пехоты к городу. Поляки копали траншеи, постепенно приближаясь к крепости, и одновременно строили в окопах большие и малые землянки. Выкапываемую из траншей землю использовали для сооружения вала, чтобы защитить работающих от обстрела со стороны крепости и скрыть проводимые работы. Штурмовать город Баторий решил с южной стороны Окольного города, где находилась Покровская и Свинорская башни. К 4-5 сентября осадные работы на этом направлении были завершены. Установленная батарея на 20 орудий открыла огонь по укреплениям Пскова, который продолжался два дня. Основные усилия вражеских артиллеристов были сосредоточены на двух башнях и 150 м участке стены между нами. В результате мощного обстрела Покровская и Свинорская башни были сильно повреждены, между ними появилась 50 м брешь.

Штурм Пскова Стефан Баторий назначил на 8 сентября. В атаку пошли лучшие силы королевской армии – польская и наёмная, немецкая, венгерская пехота. Несмотря на сильный заградительный огонь, противник смог захватить Свинорскую и Покровскую башни. На них были подняты королевские хоругви, Стефан Баторий был уверен, что штурм удался, его воины ворвались в Псков, победа близка. Однако дальше дело у поляков пошло не так успешно. Перед штурмом за полуразрушенной стеной защитники успели соорудить деревянную стену с несколькими рядами бойниц. Пехоту противника, которая попыталась прорваться дальше, остановил сильный огонь. Поляки начали обстреливать город со Свинорской башни, но эта попытка провалилась. Одним выстрелом пушки «Барс», установленной на Похвальском раскате, верхние ярусы Свинорской башни были разрушены. Затем, псковичи подкатили к основанию полуразрушенной башни бочки с порохом и взорвали его. Подрыв Свинорской башни были сигналом к контратаке русского гарнизона, которую возглавил князь Шуйский. Русские войска выбили противника с захваченного участка стены. Покровскую башню разрушили с помощью подкопа, заложив порох. Немногие оставшиеся в живых вражеские солдаты отступили в свои шанцы.

Во время этого боя защитники потеряли около 2,5 тысяч человек погибшими и ранеными. Штурмующие потеряли только убитыми до 5 тысяч человек. Это было серьёзное поражение, вражеская армия потеряла несколько тысяч лучших воинов. Псковичи же быстро восстановили повреждённую стену, и усилили её дополнительной стеной, вырыли ров, укрепив его палисадом. Стефан Баторий, несмотря на это поражение, не снял осаду. Он приказал вести минные подкопы, чтобы взорвать стены. У Мирожского монастыря на левом берегу реки Великой и в Завеличье были установлены осадные орудия, 24 октября поляки начали обстрел города калеными ядрами. Но начавшиеся в Пскове пожары горожане довольно быстро тушили.

Всего осенью и зимой 1581-1582 гг. противник 31 раз ходил в атаку, но безрезультатно. Каждый раз штурмы были отражены с большими потерями для атакующих. Псковичи оказывали яростное сопротивление и неизменно побеждали. Польское командование решив, что слабым местом крепости является стена, которая выходит к реке Великой, решил нанести здесь очередной удар. 28 октября венгры, пройдя вдоль Великой к откосу, на которой стояла городская стена между угловой башней и Покровскими воротами, стали кирками и ломами разрушать её основание. Однако когда часть укреплений обрушилась, выяснилось, что за стеной есть ещё одна, а перед ней ров. Противник попытался взять вторую стену штурмом, но защитники встретили их залпами из ручниц, закидывали кувшинами с порохом, лили кипяток и горячую смолу. Венгры, понеся большие потери, прекратили штурм и отступили.

Военные неудачи привели к падению боевого духа польской армии, что усугублялось наступившими холодами, начавшимися массовыми болезнями, трудностями связанными со снабжением армии продовольствием и боеприпасами. Последнюю значительную попытку взять город вражеская армия предприняла в начале ноября, после очередной 5-дневной бомбардировки Пскова. Городская стена к этому времени уже была во многих местах разрушена и не представляла серьёзной преграды для штурмующих. В этот раз главный удар был с западной стороны. 2 ноября поляки перешли реку Великую по льду, но их встретил настолько сильный огонь, что они остановились и затем вернулись на исходные позиции. Не удались неприятелю и попытки пробить большую брешь в укреплениях с помощью минных подкопов.

Защитники Пскова обнаруживали их с помощью специальных колодцев – «слухов». Эти колодцы помогали определять направление и глубину подземных работ поляков. Большую часть вражеских минных галерей обнаружили, а два взорвали с помощью контргалерей. Остальные подкопы противник не успел довести до конца.

Польский король направил отряды немцев и венгров захватить Псково-Печерский монастырь в 60 км от Пскова. Гарнизон монастыря был небольшим – около 300 стрельцов под началом стрелецкого головы Нечаева при поддержке монахов. Противник артиллерийским огнем разрушил часть монастырской стены, но 28 октября во время штурма наемники понесли большие потери и отступили.

6 ноября Стефан Баторий приказал снять орудия с батарей, прекратить осадные работы и готовиться к зимовке. Сам Стефан Баторий передал руководство армией великому коронному гетману Яну Замойскому и отбыл в Вильно. При этом он забрал с собой почти все наёмников, в результате численность армии сократилась почти вдвое. Это решение означало полный крах завоевательных планов Стефана Батория и его советников. Оставшиеся поляки страдали от холода и болезней, росло число умерших и дезертиров. Кроме того, псковичи постоянно тревожили вражескую армию смелыми вылазками, совершил около 40 нападений на лагерь врага. Героическая оборона Пскова подорвала наступательную мощь польской армии, Речь Посполитая была вынуждена искать мира.

Польско-Литовское государство было истощено и не могло продолжать наступательную войну, Стефан Баторий принял решение пойти навстречу мирным предложениям Ивана Грозного. 13 декабря 1581 года, когда ещё продолжались боевые действия под Псковом, в деревне Киверова Гора в 15 верстах от Запольского Яма (недалеко от Пскова) начались переговоры о мире.

Завершение Ливонской войны. Ям-Запольское и Плюсское перемирия

Речь Посполитую представляли воевода браславский Я. М. Збаражский, князь несвижский А. Радзивилл, секретарь М. Гарабурда и Х. Варшевицкий. Настойчиво склонял Польшу к миру представитель папы римского иезуит Антонио Поссевино. Он надеялся убедить Ивана Грозного принять унию с католической церковью. Россию представляли воевода кашинский Д.П. Елецкий, воевода козельский Р.В. Олферьев, дьяк Н.Н. Верещагин и подьячий З. Свиязев.

Переговоры завершились 5 (15) января 1582 года заключением 10-летнего перемирия. Речь Посполитая возвращала Москве ранее захваченные города – Великие Луки, Невель, Заволочье, Холм, Ржеву, псковские пригороды – Остров, Красный, Воронеч и Велью. Московское правительство согласилось передать Польше все города и замки в Ливонии, которые были заняты русскими войсками (таковых было 41). Таким образом, за Речью Посполитой закреплялась большая часть Прибалтики. Кроме того, Стефан Баторий добился передачи Польше Полоцкой земли, городов Велиж, Сокол, Озерище и Усвят. 4 февраля, почти через месяц после заключения Ям-Запольского перемирия, последние польские отряды покинули Псковскую землю. В июне условия Ям-Запольского перемирия были подтверждены на переговорах в русской столице.

Вскоре завершилась война и со Швецией. Шведское командование успешно использовало время, во время которого всё внимание русских было приковано к Пскову и польской армии. 4 сентября 1581 года шведская армия под командованием Понтуса Делагарди захватила Ругодив (Нарву). Укрепления крепость были разрушены огнём 24 осадных орудий. Во время штурма шведы перебили не только её гарнизон – 2,3 тысяч стрельцов и детей боярских, но и 7 тысяч «русских бюргеров» (горожан), включая женщин и детей. Это была настоящая бойня. В 1580 году шведы подобную резню устроили в Орешке, перебив 2 тысяч человек. 17 сентября 1581 года шведская армия заняла Ивангород, её воевода А. Бельской, сдал крепость врагу.

Закрепившись в Нарве и Ивангороде, шведская армия продолжила наступление и 28 сентября захватила Ям-город, 14 октября – Копорье с их уездами. Это был серьёзный успех противника. Однако вскоре шведское наступление захлебнулось. В начале февраля 1582 года русские войска под началом князя Д. Хворостинина и М. Безнина у селения Лямицы в Вотской пятине наголову разгромили начавшее новое наступление шведские силы. Потерпев тяжёлое поражение, шведы поспешно отступили к Нарве. Кроме того, провалилась шведская осада Орешка, эту хорошо защищенную крепость они взять не смогли.

Вскоре начались мирные переговоры. В мае 1583 года было заключено предварительное перемирие (на два месяца). Шведское королевство представляли: наместник Лифляндии и Ингерманландии Понтус Делагарди, барон Экхольм и наместник Финляндии Клас Тотт. Со стороны России переговоры вели князь И. С. Лобанов-Ростовский, думный дворянин И.П. Татищев и дьяк Посольского приказа Д. Петелин. 10 августа 1583 года на реке Плюсса между Швецией и Московским царством было заключено 3-ленее перемирие. В декабре 1585 года между Шведским королевство и Русским государством было подписано второе Плюсское перемирие сроком на 4 года. Согласно Плюсскому перемирию за шведами остались все захваченными ими города.

Тяжелейшая почти 25-летняя Ливонская война была завершена. Русское государство на начальной этапе этой войны достигло больших успехов разгромив Ливонию и захватив почти всю Прибалтику. Однако в итоге Россия потерпело в войне серьёзное поражение, уступив ранее захваченные земли, и части собственной территории Швеции и Речи Посполитой. За Россией в Прибалтике осталась только крепость Орешек и небольшой узкий коридор вдоль реки Невы с выходом в Балтийское море. При этом надо отметить, что это не было историческое поражение России. Было очевидно, что Москва продолжит борьбу с Речью Посполитой и Швецией за свои земли. Так, следующая война со Швецией начнется в 1590 году и завершится победой Русского государства.

Автор: Самсонов Александр
Источник: topwar.ru

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел