05.09.2019 версия для печати

Как русские невольники захватили любимую галеру турецкого султана и прославились на всю Европу?

Галерный флот турецкого султана считался самой страшной каторгой в 17-м столетии не только на Востоке, но и на Западе. На гребные суда ссылали воров и убийц от Малой Азии до Египта. Отправляли на галеры также и пленных, добытых султанскими войсками в битвах с неверными. Рабов для флота покупали и чиновники султана в Крыму, на невольничьих рынках в Греции и в Александрии.

Немногие выдерживали скученность на судах, однообразную пищу, побои надзирателей. Несколько лет в кандалах и на полуголодном пайке превращали сильных мужчин в теней, шатавшихся от дуновения ласкового средиземноморского ветра. Были пленники, которые не хотели гнить на галерах заживо. Такие храбрецы готовили побег, подкупали часовых. Сделать это было непросто, но при наличии отваги и решимости отдельным гребцам удавалось покинуть плавучие тюрьмы.


Бой с флотом османов

В 1642 году томились на султанской галере и товарищи некоего капитана Ивана Симоновича (Иван Семенович Мошкин), служившего ранее московскому царю и взятому в плен османами. Симноновичу выпало нести нелегкую службу на султанской галере, приписанной к порту в самом Константинополе. Побег на волю он готовил в большой тайне, доверившись только нескольким единомышленникам. История эта была запечатлена итальянскими писателями, авторами брошюры, увидевшей свет в Риме в 1643 году.

Когда галера вышла к крепости Азак, Иван Симонович стал понемногу припасать сухари и порох. Как свидетельствовала повесть 17 века о его похождениях, мешки с запасами прятал на галере некий русин Микула, слуга самого капитана Анти-паши Мариоля. У своего хозяина Микула пользовался большим доверием, даже исполнял обязанности эконома. Микула заведовал снабжением матросов и солдат провиантом, столом самого паши. Словом, был большим человеком Микула, мог перемещаться по кораблю и на суше без кандалов.

Свободу передвижений Микула использовал на благо Симоновича. Он бережно хранил запас пороха в сорок фунтов среди мешков с зерном. Случай поднять мятеж у рабов представился в ноябре 1642 года, когда Анти-паша захватил несколько десятков греков в плен во время набега на Аттику.

В Царьграде с галеры сбежал один из греков, который смог пожаловаться султану на самоуправство паши. Греков султан запрещал продавать в рабство. Фирман султана приказывал отпустить пленников, но паша не послушался султана и ушел в Италию, где хотел продать живой товар знакомым перекупщикам. Симонович решил использовать момент, когда флагманская галера паши оторвалась от остальных шести галер. Это произошло в нескольких милях от Константинополя.


Схватка с морскими разбойниками

Сообщники Симоновича приготовили топоры, камни и железные пруты. Порох заложили под палубой в месте, где ночевали солдаты и сам паша. Отважному капитану московитов удалось даже поджечь порох, но взрыва не произошло. План не удался. Однако часть галеры все же загорелась. Среди турок поднялась паника. Турецкий паша приказал рубить невольников, но Симонович обезоружил солдата и захватил саблю. Его соратники вступили в бой с турками.

Рубились отчаянно обе стороны. Палуба галеры была завалена кровавыми телами, обрубками ног и рук. Бывшие гребцы постарались так атаковать турок, чтобы лишить их возможности использовать луки. Впрочем, одному турку удалось поразить Симоновича двумя стрелами. Правда, это не оставило мятежников. Турки были перебиты.

Интересно, что когда мятежники попытались развернуть все паруса на галере, то увидели в них турецких матросов, которые искали в парусах спасения от разъяренных гребцов. Матросов перекололи на месте. Паша и его сын пытались спастись в море на шлюпке, но она утонула неподалеку от корабля. За пленных турок (было взято в бою 34 турка и 4 богатых еврейских купцов) беглецы выручили богатый выкуп в 10 тысяч золотых дукатов. Кроме пленников и золота им досталось также большое количество дорогой турецкой одежды, целый арсенал из сотни сабель, нескольких сотен мушкетов, пик и луков.

Так благодаря отваге капитана Симоновича были освобождены от турецкой неволь 250 пленников султана. Бывшие рабы искали приюта в Сицилии, где им предлагали поступить на службу к королю Испании. Но они отказались, с большими трудностями сумели пройти в Рим, ко двору римского папы Урбана VIII. Из Рима при поддержке папы русских перевезли в Венецию, а оттуда в Вену к австрийцам. И здесь им предлагали военную службу. Отказавшись от предложений австрийского императора, беглецы прошли Венгрию и Польшу. Молва о них распространялась быстро, польский король в Варшаве дал пленникам султана денег и пропустил к Вязьме.


На борту пиратской галеры османов

Фактически маршрут беглецов проходил так: Азов – Константинополь – Мраморное море – Эгейское море – Адриатическое море – Мессина – Рим – Венеция – Австрийская империя – Венгерское королевство – Речь Посполитая – Московское государство.

После приключений в Италии, в Европе соратники Симоновича-Мошкина добрались до Москвы, где и подали челобитную самому царю Алексею Михайловичу. В ней они описали свои путешествия и обращение за помощью к папе римскому. Царь принял челобитную милостиво. Мошкина-Симоновича вновь приняли на царскую службу, положив ему на прокорм по 2 алтына на сутки. Денег дали и спутникам Мошкина – Жилину, Климову, Сенцову, Кореплясову, Игнатьеву, Кондраеву, Михайлову Иванову, Герасимову, Никитину. Обращение к католикам за помощью было расценено как грех. Его надо было замаливать у патриарха, для чего дьяк Гавренев направил всех бывших рабов султана на патриаршье подворье.

В 1894 г. Общество истории и древностей Российских напечатало челобитную стрельца Ивана Семеновича Мошкина и прочих участников восстания. Старинное дело о побеге из турецкого плена сохраняется в Российском государственном архиве древних актов, в столбцах Разрядного приказа. Интересно описываются в челобитной ранения храбрецов, полученные в ходе сражения на галере: участник восстания Г. Никитин был ранен «из лука под титьку да саблею… по пояснице», И. Игнатьев ранен «из лука в стегно»; у Т. Иванова левую руку «выбили из плеча мушкетом», Я. Васильев ранен «саблею дважды», И. Лукьянов ранен саблею, Л. Макаров ранен «саблею по левои руке да из лука дважды», Р. Дементьев ранен саблею в левую руку «да из лука по пояснице», Г. Киреев ранен «из лука дважды, и от тех ран лежал я при смерти 2 месяца, и копье выняли у меня из раны у папы римскаго». Сам Иван Мошкин был ранен не только стрелами в голову и правую руку, но и саблями в голову и живот, а также получил ожоги.

Автор: Алексей Кулага
Источник

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Внимание!

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Developed by JoomVision.com