Элитные школы: миф и реальность
Developed by JoomVision.com

Новое в рубриках

Перейти в раздел

Лекционный зал

Перейти в раздел

Перейти в раздел
Перейти в раздел
Главная → Пресс-центр → Новости
06.03.2018 версия для печати

Элитные школы: миф и реальность

2018.03.05 Областная газета. .
Фото: Александр Зайцев.

До следующего учебного года ещё целых шесть месяцев, но многие школы уральской столицы уже закончили набор, и мест в первые классы в них уже не осталось. Родители детей, не попавших в вожделенную гимназию или лицей, пытаются добиться своего через прокуратуру или омбудсменов. Обивают пороги чиновничьих кабинетов в надежде, что их ребёнок всё же попадёт в приказ со списком будущих первоклассников. Ведь их цель — не просто школа, а элитная школа. Но кто и как присвоил эту «элитность» и чему на самом деле она соответствует — большой вопрос, с ответами на который попытается разобраться «ОГ».

Этот миф об элитности некоторых школ возник на наших глазах — в обозримые полтора десятка последних лет. Отлично помню, как моя коллега отправляла в школу дочь-первоклассницу в 2004 году. И как прежний директор не-безызвестной творческой гимназии, что на улице Луначарского в Октябрьском районе Екатеринбурга, в приватной беседе попросил её сдать на нужды образования 100 тысяч рублей в обмен на место в классе. Коллега повздыхала разочарованно, но в долги залезать не стала и отправила ребёнка в гимназию попроще, в своём районе. Зато бесплатно. Кстати, девочка успешно эту школу закончила и поступила в университет. Отсутствие «элитности» у школы не отразилось плохо на её будущности.

С тех пор школы в Екатеринбурге перешли на запись в первые классы через Госуслуги и взятки исчезли напрочь. Но статусность гимназий и лицеев никуда не делась - просто родители покупают или снимают жильё в приписанном микрорайоне или прописываться у родственников. И стремятся подать заявление на сайте Госуслуг в начальные минуты его работы на запись в первый класс. Иначе в элитную школу не попасть. Однако...

— Успеха достигают не только те, кто имеет отличные знания по всем предметам, — поясняет психолог гимназии №47 Екатеринбурга Александр Прокопьев. — Для достижений во взрослой жизни от личности требуется самостоятельность, умение общаться, ставить цели и достигать их. Музыка, к примеру, намного качественнее развивает человека, чем любой предмет из обычной школьной программы. А возьмите спортсменов — сколько среди них успешных взрослых! Родители, выбирая для ребёнка «элитную» школу с высокими результатами ЕГЭ и олимпиад, не думают об этом.

Школы из топа. Родители считают элитными школы из топов — разных рейтингов, которые сегодня составляются по многочисленным поводам. Есть главный из них — топ-500, который составляется по результатам выпускных экзаменов и побед в олимпиадах. Вроде бы безупречный критерий?

— Но средняя и старшая школы кардинально отличаются от начальной, — не соглашается представитель Свердловского областного родительского комитета Анна Ребрикова. — Если в 9-м классе ученики хорошо сдают экзамены, то это не значит, что учителя в начальной школе так же хорошо обучают детей. Часто школы по конкурсу набирают учеников в 5-й и 8-й классы «со стороны», они и показывают хорошие результаты.

Да и не все рейтинги отражают настоящее положение вещей. Во-первых, условия составления их сомнительны (и "ОГ" не раз писала об этом прежде): например, топ-200 школ России составляют по данным об абитуриентах, которые предоставляют вузы по желанию. А во-вторых, и к ЕГЭ, и к победам в олимпиадах детей сегодня всё чаще готовят репетиторы, а не сами школы.

Красивые стены. Другая категория «элитных» школ — те, что в новых зданиях.

— Родители думают: если уж на качество образования я не могу повлиять, то повлияю хотя бы на бытовые условия, — поясняет психологию родительского выбора Александр Прокопьев.

Правда, красивые стены школы вовсе не значат, что уроки в ней будут проводиться на совесть.

— Как правило, в новых зданиях школ собирается совершенно новый педагогический коллектив, — говорит Ребрикова. — Чтобы укомплектовать штат, на работу берут людей без опыта и даже без педагогического образования.

Спецшколы. «Элитными» считаются и школы с углублённым изучением иностранных языков. Они нечасто попадают в разные топы — как правило, на высоте в них преподавание иностранного, а вот с обязательной математикой могут быть и проблемы. Однако по привычке ещё с советских времён места в спец-школах нарасхват. «Хотя бы не будем платить за допкурсы иностранного», — рассуждают родители.

Школы в густонаселённых районах. Домов с молодыми семьями в округе много, а школ не хватает — такая ситуация в уральской столице встречается часто. Неудивительно, что все стремятся записать ребёнка в ближайшую, но мест в ней недостаточно. Вот она неожиданно и превращается в «элитную». Такова судьба всех школ в Академическом, например, в центре города и на Уралмаше. Здесь проблему «элитности» решит лишь строительство новых зданий.

А нужно ли вообще копья ломать за статусность школ и есть ли детям польза от этого? Нет, уверены преподаватели вузов, куда приходят учиться выпускники и сельских школ, и городских. Так, директор школы №2 Красноуфимска Татьяна Иглина рассказала «ОГ», что 85 процентов их выпускников прошлым летом поступили на бюджет в вузы Екатеринбурга и Санкт-Петербурга. Профессор Свердловского государственного театрального института Владимир Бабенко говорит, что к третьему курсу выравниваются все — и выпускники элитных школ, и деревенских. А бывший ректор УГТУ-УПИ Станислав Набойченко уверен: к пятому курсу вперёд выходят ученики самых простецких школ:

— Они приучены к труду и ответственности. А нужные для профессии знания они получают за студенческой партой.

Комментарии

Валерий ЧАРУШИН, председатель президиума УрО РАН, академик РАН:
— Я закончил среднюю школу №3 в Кировграде. У нас была замечательная школа — я отлично помню всех своих учителей. Педагоги давали материал, выходя за рамки школьной программы. На физике и химии мы не только проводили опыты, но и слушали лекции, как студенты вуза. Выпустившись из школы с серебряной медалью, я легко поступил в УПИ, для этого мне как медалисту понадобилось сдать на «отлично» первый экзамен — математику. В вузе мы, ребята из глубинки, ничуть не отличались уровнем знаний от жителей областного центра и чувствовали себя на занятиях уверенно.

Станислав НАБОЙЧЕНКО, профессор УрФУ, экс-ректор УГТУ-УПИ, член-корреспондент РАН:
— Когда я заканчивал школу №10 Свердловской железной дороги, физику нам преподавал участник Великой Отечественной войны, и оценки ученикам он ставил вне всякой зависимости от того, кто у них были родителями. В том числе и это позволило всем ученикам нашей школы получить такие знания, что её выпускникам было легко учиться где бы то ни было.

Татьяна ГАЛИМОВА, директор гимназии №104 Екатеринбурга, кандидат философских наук:
— Я закончила совершенно не элитную школу №83 в Свердловске и получила в ней отличные знания — они позволили мне и поступить в вуз, и хорошо учиться в нём. Точно так же, как и другим ученикам этой школы.

Вячеслав ПОГУДИН, председатель комитета по соцполитике Законодательного собрания Свердловской области:
— Две недели назад мы с одноклассниками отметили полувековой юбилей окончания средней школы, собрались на вечере встречи в Нижнем Тагиле, в родных стенах школы №58, вспомнили наши учебные годы. У всех — только приятные воспоминания: учили нас здорово. Мне не составило большого труда после школы поступить в медицинский институт — и мои знания не отличались от выпускников из Свердловска.

Лариса ФЕЧИНА, сопредседатель регионального отделения ОНФ, заместитель главврача ОДКБ №1:
— Я сама училась в школе №2 Свердловска, её же закончили обе мои дочери, а сейчас в ней учится внук. Когда я училась, учителя были влюблены в своё дело, а мы были влюблены в учёбу. Пока была жива наша классная руководительница, мы всем классом собирались у неё дома. Она так преподавала химию, знание её мне особенно пригодилось в мединституте. Так же, как и знание английского языка — когда в 90-х годах я поехала на обучение за границу, мне удалось изучить передовые медицинские технологии для лечения онкогематологии и привезти, внедрить их у нас, в Свердловской области. Школа дала прекрасные знания в разных областях.

Юрий Биктуганов, министр общего и профессионального образования Свердловской области:
— Я учился в небольшой сельской школе в деревне Верхний Бугалыш. И считаю, что полученное образование, безусловно, качественное – ведь эти знания позволили мне успешно поступить на физический факультет Свердловского государственного педагогического института. Школа – это то образовательное учреждение, в котором закладываются основы: ребёнок учится ставить цели. Я благодарен Верхне-Бугалышской школе и своим педагогам. Все те успехи, которых достигает человек в жизни – во многом залог именно школьного образования.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Внимание!

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Developed by JoomVision.com