11.05.2012 версия для печати

А ежели кто дерзнет резво ездить, чинено будет жестокое наказание или смертная казнь

21 ноября 2010 года начала действовать новая редакция ПДД. Как выяснил обозреватель "Власти" Евгений Жирнов, с давних времен в России новые дорожные правила — это расширенная и ужесточенная, но все так же не исполняемая версия старых.

Кому колесо, кому ногу сломят

"Ради общей пользы,— писал в 1866 году известный русский писатель и публицист князь Владимир Одоевский,— считаем долгом обратить внимание тех, кому о сем ведать надлежит, что на московских улицах существует особого рода беспорядок, не только препятствующий удобному сообщению, но и подвергающий проезжих и проходящих по улицам положительной опасности. Можно подумать, смотря на многие московские улицы, что они предназначены вовсе не для проезда, а разве для удобства преимущественно лавочников, а частью домовладельцев. Подъезжающие к лавкам возы (например, на Смоленском рынке, по всему Арбату и в других подобных местностях), равно легковые и ломовые извозчики, становятся так, как никто не становится ни в одном городе мира, а именно: не гуськом вдоль тротуара, но поперек улицы и часто с обеих сторон ее. Последствия такого невероятного обычая очевидны. Узкое пространство, остающееся между стоящими поперек возами, недостаточно для свободного сообщения; едва и обыкновенные экипажи, встречаясь, могут разъехаться. Но совершенное бедствие, если навстречу попадутся тяжелые возы или, что еще хуже, порожняки, которые навеселе скачут сломя голову на разнузданных лошадях, не обращая ни малейшего внимания на то, что задевают и экипажи и пешеходов; если кого и свалят, кому колесо, кому ногу сломят, то они, порожняки, уверены, что всегда успеют ускакать, прежде нежели их поймают".

Как отмечал князь, полиция в лице ее младших чинов — хожалых — оказывалась полностью бессильной: "Напрасно хожалые, хотя изредка, вскрикивают, чтоб возы и экипажи держались правой стороны: требование весьма разумное, но материально неисполнимое, когда улица загорожена поперек стоящими возами".

Не лучше выглядела ситуация в самом центре города:

"Загляните во все кремлевские ворота... Здесь от возов и от порожняков, по тесноте и крутизне места, еще больше опасности, нежели где-либо. Никогда въезжающий с одной стороны экипаж, а особенно воз или порожняк, не остановится за воротами, послышав приближение экипажа с другой стороны; оба лезут напролом, кто кого прежде сломит, да на скате трудно и остановить лошадь".

Как писал Одоевский, ситуация казалась обитателям города совершенно безвыходной:

"На все указанные нами беспорядки слышатся жалобы со всех сторон, но обыкновенно прибавляют, что "тут делать нечего", или, по выражению хожалых, "ничего не поделаешь"".

Самое любопытное заключалось в том, что к тому времени борьба с теми, кто ездит, создавая проблемы окружающим, велась уже без малого две сотни лет, им регулярно грозили самыми суровыми карами, вплоть до смертной казни, а свод правил дорожного движения с годами становился все более обширным и подробным.

"Стоящего на запятках Адъютанта дышлом убили"

Первое из сохранившихся в собрании законов Российской империи упоминание о мерах против лихой езды относится к 3 января 1683 года, когда был объявлен указ царей-соправителей Ивана и Петра Алексеевичей. Великие государи, точнее, правившая вместо них сестра царевна Софья Алексеевна впала в сильное раздражение от беспорядков и буйств, творившихся по ночам в Кремле, и именем царей приказала стольникам, полковникам, дворянам московским и всякого чина людям, чтобы они вблизи царских палат не шумели, на дежурствах не буйствовали. А для предотвращения этого зла повелела закрывать на ночь ворота Белого города и никого туда до утра не пускать.

Досталось и московским лихим водителям. Знатные люди столицы взяли за правило гонять на санях, управляя ими самостоятельно, без возниц. По этому поводу в том же указе говорилось:

"Ведомо Им, Великим Государям, учинилось, что из вас многие учали ездить в санях на возжах с бичами большими, и, едучи по улицам и по переулкам небрежно, людей побиваете, и впредь вам с сего времени в санях на возжах не ездить, а ездить с возницами, по прежнему обычаю, чтоб от того никаким людям увечья не было. А буде кто из вас впредь учнет так ездить, и таких людей, указали Великие Государи, на караул в воротах имать и приводить в Стрелецкий приказ, и за то людям вашим чинить жестокое наказанье. И вам бы в том Великих Государей указ ведать, и в санках ездить с возницами, а не на возжах".

После введения правил движения и кары за их нарушение российская правовая практика показала себя во всем блеске. Видимо, оттого, что караульные стали слишком рьяно воплощать указ в жизнь и задели многих видных людей, а правительница Софья побоялась потерять их расположение, уже через пять дней последовал новый указ великих государей, где говорилось, что отводить в Стрелецкий приказ следует только извозчиков. А всех остальных разных чинов людей, "которые поедут на возжах, а дурна от них никакого не будет, и тех не имать и пропускать свободно".

Судя по дальнейшим царским указаниям, езда на возжах не прекратилась, и для извозчиков-нарушителей указом от 20 октября 1684 года конкретизировали меру наказания — "бить кнутом и ссылать в Сибирь и иные городы на вечное житье". Одновременно было введено и еще одно правило столичного движения. Извозчикам запретили въезд в Кремль, какие бы дела ни вели туда их седоков.

«Многие люди ездят в санях резво и не смирно, и верховые их люди пред ними необыкновенно скачут, и, на других наезжая, бьют плетьми, и лошадьми топчут»

Скорее всего, разнообразные изменения и дополнения в правила вносились и позднее. Но в тот период царские грамоты чаще всего писались в одном экземпляре — только адресату, так что немалая часть из них канула в Лету. И следующим значительным событием в оформлении правил дорожного движения стал указ императрицы Анны Иоанновны, которая вскоре после воцарения, 9 марта 1730 года, объявила о запрещении быстрой и неосторожной езды:

"Ныне Ее Императорскому Величеству известно учинилось, что многие люди ездят в санях резво и не смирно, и верховые их люди пред ними необыкновенно скачут, и, на других наезжая, бьют плетьми, и лошадьми топчут. Того ради Ее Императорское Величество Всемилостивейше указала: в Москве по всем градским воротам и по большим улицам публиковать с барабанным боем и в пристойных местах выставить печатные листы, дабы впредь всяких чинов люди, как вышнего, так и нижнего достоинства, ездили сами и люди их перед ними смирно и на лошадях не скакали, и, ни на кого наезжая, не били, и лошадьми не топтали. А ежели кто впредь в противность сего указа дерзнет так резво и не смирно ездить, и люди их не обыкновенно перед ними скакать, и плетьми кого бить, и саньми и лошадьми давить, таких велено ловить, и для того из Полиции посылать разъезды из драгун и солдат. И которые так чинить будут, тех ловить и приводить в Полицию, и в Правительствующий Сенат рапортовать".

Поскольку конкретных санкций за нарушение указ не предусматривал, то все вскоре вернулось на круги своя. И в 1732 году императрице пришлось вводить уже достаточно суровое наказание для лихих ездоков: "А ежели кто впредь в противность сего Ее Императорского Величества указа дерзнет так резво и не смирно ездить и люди их необыкновенно перед ними скакать, и плетьми кого бить, и санями и лошадьми давить, таким, по состоянию вины их, чинено будет жестокое наказание или смертная казнь".

Пять лет спустя, 6 февраля 1737 года, последовало уточнение, кого и как следует наказывать. Суровые телесные наказания за нанесение ущерба полагались отныне кучерам и лакеям. А склонившие их к быстрой езде седоки-помещики подвергались денежному штрафу, причем его размер устанавливался Сенатом после рассмотрения дела. Штраф мог оказаться каким угодно — от грандиозного до копеечного в зависимости от того, как провинившийся договорился с нужными людьми в Сенате. Так что никакого снижения лихачества не произошло. И об этом свидетельствовало дорожное происшествие, случившееся с одним из самых высокопоставленных военачальников страны — фельдмаршалом графом Минихом.

"Ныне известно учинилось,— говорилось в указе императрицы от 15 декабря 1737 года,— что Генерал-Фельдмаршала и Кавалера Графа Господина фон Миниха незнаемо какие люди, наехав в санях двумя лошадьми с дышлом, чуть не убили, а при нем стоящего на запятках Адъютанта дышлом убили, от чего чуть жив: того ради, чтоб скоро и с дышлами в санях не ездили, подтвердить накрепко со штрафом, как прежде состоявшиеся от Ее Императорского Величества указы повелевают".

Дышла — прочные жерди, к которым крепятся хомуты в двуконных повозках, вроде бы запретили, чем было положено введение в правила движения ограничений на оборудование транспортных средств. Но ровно год спустя в очередном законодательном акте Анны Иоанновны говорилось о девочке, убитой дышлом. Так что, как оказалось, и этот суровый запрет никто исполнять не собирался.

В следующие царствования дорожное законодательство и способы наказания за его нарушения постоянно пополнялись разнообразными новшествами. К примеру, в 1742 году императрица Елизавета Петровна постановила лишать нарушителей средств передвижения — их лошадей было приказано отправлять в царскую конюшню. Но и этот указ постигла судьба предыдущих — за его исполнение чиновники брались рьяно, но как только чувствовали, что императрица охладела к проблеме, начинали договариваться с провинившимися. А затем выходил новый указ, и о прежних распоряжениях попросту забывали. И все же дорожное законодательство пополнялось все новыми и новыми положениями. С 1744 года плетки разрешалось иметь только кучерам и форейторам. Выкрикивать бранные слова в адрес прохожих категорически запрещалось. В 1753 году возниц обязали уступать дорогу встречным экипажам. А два года спустя ездокам наемных экипажей запретили принуждать извозчиков к быстрой езде. Время от времени, например в 1756 году, накладывались ограничения на мощность и габариты транспортных средств. Елизавета Петровна сочла, что тройки слишком быстры и занимают слишком много пространства на столичных улицах, и повелела запретить езду на них. Еще через четыре года была ограничена подача звуковых сигналов.

"Ее Императорское Величество,— говорилось в указе от 16 мая 1760 года,— Высочайше указать соизволила, обывателям от Полиции наикрепчайше подтвердить, чтоб кучера, будучи близь Двора Ее Императорского Величества, отнюдь бичами не хлопали".

Однако указы скоро забывались, и тройки в Санкт-Петербурге вновь пришлось запрещать Екатерине II в 1764 году.

Воспрещается передавать велосипед другому лицу

Можно было бы предположить, что после появления свода правил движения на дорогах наконец-то что-то изменится. И в XIX веке такие документы, принимаемые обычно властями городов, начали появляться. С 1 марта 1879 года подробные правила движения, именовавшиеся "О мерах безопасности и порядке при движении по улицам" стали действовать в Москве:

"При езде по улицам правящие лошадьми обязаны: а) держаться правой стороны; б) ездить умеренною рысью; в) не ездить вперегонку (примечание: не запрещается объезжать умеренною рысью тихоедущих); г) при выезде из ворот, при поворотах и в тех местах, где движение стеснено, ехать шагом; д) при спуске под гору, на перекрестках, а равно перед переезжающими и переходящими улицу сдерживать лошадей; е) слушаться предупреждений, делаемых полициею, и в свою очередь предупреждать окриком проезжающих и проходящих; ж) уступать дорогу крестным ходам, похоронным и другим процессиям, пожарным обозам, проходящим частям войск и арестантским партиям, а при недостатке места для проезда останавливаться, пока они не проследуют; з) у карет, колясок, дилижансов, фаэтонов и линеек зажигать фонари с наступлением сумерек; и) не ездить на лошадях невзнузданных; к) зимою не ездить на санях без подрезов, препятствующих раскату (примечание: правило это не распространяется на крестьянские воза)".

Отдельный раздел описывал правила остановки и стоянки:

"При остановке на улицах правящие лошадьми обязаны: а) не застанавливать проездов и становиться вдоль тротуара в один ряд, причем не заграждать подъездов ворот и входов, б) не оставлять лошадей без надзора и не садиться внутрь карет и других экипажей".

Отдельный раздел описывал правила для пешеходов:

"Проходящие по улицам, тротуарам и бульварам обязаны: а) соблюдать осторожность, чтобы не толкать других; б) не останавливаться там, где это препятствует движению, в) не возить за собою по тротуарам и бульварам тележек и саней, исключая детских, и не носить с собою громоздких тяжестей и других предметов, стесняющих движение".

А также вводились подробнейшие правила перевозки грузов обозами из саней или телег, в числе которых было следующее: "Для свободного проезда и перехода через улицу не реже как через каждые три воза или подводы должны быть перерывы (промежутки), достаточные для проезда экипажа".

Вот только беда заключалась в том, что никакие из этих правил, собранных воедино, по-прежнему не исполнялись. Дорожная картина в Москве ничем не отличалась от той, которую описал князь Одоевский. Мало того, вся Москва годами страдала от вони ассенизаторских обозов и наглости их возниц, которые, несмотря ни на какие правила, выстраивали повозки с бочками нечистот в бесконечную вереницу и двигались от мест сбора к местам сброса, никого не пропуская.

Но законодатели не отступали, и в Москве в 1894 году появились суровые правила для велосипедистов:

"1. Движение по городу допускается только на низких двухколесных велосипедах или велосипедах иного типа, признанного безопасным Городскою Управою по соглашению с Начальником городской полиции. К езде на велосипедах допускаются только лица, получившие на то именное разрешение по надлежащем испытании, произведенном им в комиссии, состав которой определяется по соглашению Обер-Полицеймейстера с Городскою Управою. Неявка кого-либо из членов комиссии к назначенному часу для испытания не останавливает действий комиссии. Испрашивающий разрешение должен в своем словесном или письменном заявлении означить свое звание, имя, отчество, фамилию, возраст и местожительство. Лица моложе 12 лет к испытанию не допускаются.

2. Каждый, получивший разрешение езды по городу на велосипедах (п. 1), должен получить от Городской Управы два нумерные знака, которые имеют силу в пределах срока, установленного Городскою Думою для взимания сбора с велосипедов. Из нумерных знаков один прикрепляется позади седла, а другой спереди, на верхнем стержне велосипеда внутри рамы. На каждом велосипеде должен быть звонок или рожковый сигнал и по заходе солнца зажженный фонарь с изображением нумерного знака...

3. Каждый велосипедист при езде обязан иметь при себе именное разрешение с напечатанными на нем настоящими правилами.

З-а. Воспрещается передавать велосипед другому лицу вместе с нумерными знаками без одновременного заявления Городской Управе, кому именно передается велосипед.

4. Быстрая езда и езда вперегонку по городу воспрещается".

А правила для велосипедистов легли в основу "Обязательных постановлений о порядке движения по городу Москве автоматических экипажей", принятых в 1904 году, переработанных и дополненных семь лет спустя.

Направил автомобиль на чайный магазин Медведева

Московские правила дорожного движения предлагали оригинальную классификацию моторных транспортных средств:

"Настоящие постановления касаются автоматических экипажей, т. е. таких экипажей, которые перемещаются не по рельсам и приводятся в движение двигателями, на них самих установленными. Автоматические экипажи делятся на автомобили и мотоциклеты. Мотоциклетом считается автоматический экипаж, на котором ездят, сидя на седле, и который имеет не более 3 колес и весит в готовом для езды состоянии, но без запаса топлива (при электрической тяге — без аккумуляторов) не более 10 пудов. Все остальные автоматические экипажи считаются автомобилями. Автоматические экипажи, снабженные паровыми котлами, подчинены также и общегосударственным законам о паровых котлах".

Правила описывали общие требования ко всем автоматическим экипажам:

"Автоматический экипаж должен быть сделан надежно и так сконструирован, оборудован и выполнен, чтобы опасность пожара, взрыва, а также неудобство для людей и животных от шума, дыма, пара и удушливого запаха не могли иметь места. Отверстия для выпуска пара или газа должны быть так расположены и направлены, чтобы исходящие пар или газ не поднимали пыли и не причиняли неудобств прохожим... Если автомобиль порожним весит 60 пуд. и более, то он должен быть снабжен соответствующими рессорами.

Ширина автомобиля между наиболее выступающими частями не должна превосходить 8,5 футов. Автоматический экипаж должен быть снабжен одним надежным рулевым механизмом, при помощи которого один человек мог бы легко и точно править экипажем, а также быстро и круто поворачивать его. Автоматический экипаж должен быть снабжен не менее как двумя независимыми друг от друга тормозными приспособлениями, из которых каждое должно действовать равномерно на колеса затормаживаемой оси". А некоторые условия требований к техническому состоянию и сейчас звучат вполне современно: "При автомобиле должно быть устроено приспособление, которое лишало бы посторонних лиц возможности пустить в ход автомобиль в случае отсутствия управляющего им.

Автомобиль весом более 25 пудов должен быть снабжен приспособлением, препятствующим без помощи тормозов непредвиденному обратному движению вниз при въезде на подъемы. Это приспособление должно приводиться в действие с места сидения управляющего автомобилем.

Автоматический экипаж должен быть снабжен сигнальным аппаратом, подающим явственно слышные сигналы. При этом воспрещается пользоваться сигнальным аппаратом "Сирена".

При движении во время темноты и при густом тумане автоматический экипаж должен быть снабжен по крайней мере двумя ярко горящими фонарями с бесцветными стеклами... Употребление фонарей с ослепительно ярким светом не допускается".

Правила требовали, чтобы каждый автомобиль перед получением регистрационных документов и номеров прошел техосмотр:

"Владелец, желающий пустить свой автоматический экипаж в езду по городу, должен подать в Городскую Управу соответствующее заявление с указанием местожительства и приложением описания, в котором должно быть указано: для автомобиля: а) фирма, изготовлявшая автомобиль, б) назначение автомобиля (пассажирский или тяжеловоз); в) характер пользования автомобилем (для собственной надобности или для извозного промысла); г) источник энергии; д) род двигателя и тип его; е) мощность двигателя в лошадиных силах, по формуле, принятой Городской Думой для обложения сбором, причем если двигатель имеет рабочие цилиндры, то также диаметры цилиндров и ход поршней; ж) главные размеры автомобиля: ширину колеи, расстояние между осями, наибольшую ширину, длину и вышину; з) собственный вес автомобиля, и если он весит более 120 пуд. или имеет колеса не с мягкими шипами, то также распределение этого веса по осям колес; и) предельная нагрузка автомобиля; для автомобиля, весящего более 120 пуд. или имеющего колеса, снабженные не мягкими шинами, также распределение предельной нагрузки по осям; и) для автомобиля, имеющего колеса не с мягкими шинами, ширину последних и диаметры соответствующих колес. Для мотоциклета требуется указание данных, упомянутых в пунктах а, в, г, д, е, з этого параграфа".

Водитель должен был получить аналог нынешнего водительского удостоверения:

"Желающий получить право на управление автоматическим экипажем, должен подать в Городскую Управу соответствующее заявление, в котором должен обозначить свое имя, отчество, фамилию, возраст и местожительство и приложить свой фотографический снимок (не наклеенный на картон) в двух экземплярах и медицинское свидетельство о состоянии здоровья, зрения и слуха.

Разрешение на управление автоматическим экипажем выдается лицам обоего пола, но не моложе 18-летнего возраста, грамотным, умеющим объясняться по-русски, имеющим слух и зрение не ниже нормального и не обладающим физическими недостатками, мешающими управлять автоматическим экипажем. Разрешение выдается лишь тем лицам, которые на произведенном в комиссии испытании окажутся знающими обязательные постановления о езде на автоматических экипажах, а также обязательные постановления о мерах безопасности и о порядке движения по улицам, знакомыми с устройством автоматического экипажа в существенных его частях и умеющими уверенно управлять экипажем, пользоваться всеми находящимися на нем приборами и производить небольшие починки в случае легкой порчи экипажа".

В отличие от нынешнего порядка, номера служили не столько средством идентификации транспортных средств, сколько демонстрировали, что их владельцы уплатили ежегодный транспортный налог. Поэтому номера могли меняться каждый год, и из-за этого возникала страшная путаница. Автомобилист, заплативший налог и получивший новый номер, мог увидеть точно такой же, но прошлогодний, на другой машине. Ведь из-за отсутствия строгого контроля налог платили далеко не все.

Несколько по-иному по сравнению с нынешним временем разделялись на категории и водительские права: "Выдаваемое разрешение может быть общее или частное. Общее разрешение предоставляет право управлять автоматическим экипажем любой системы, частное же — управлять экипажем одной системы или нескольких".

А вот правила движения автомобилей напоминали правила для гужевого транспорта и велосипедистов: "Управляющий автоматическим экипажем должен ехать правой стороной и, если того потребуют обстоятельства, серединой улицы, но отнюдь не переезжая на левую сторону. Если окажется нужным подъехать к дому, находящемуся на левой стороне улицы, то управляющий автоматическим экипажем обязан повернуть оный к желаемому месту, пересекая улицу перпендикулярно, и сразу стать по направлению уличного движения. Управляющий экипажем обязан при встречах с двигающимися вагонами трамвая, автоматическими или обыкновенными экипажами, гуртами скота и т. п. своевременно и в достаточной мере сворачивать направо; если в силу обстоятельств или условий места не представится возможным этого сделать, он должен остановить экипаж и ждать освобождения пути. При объездах во всех упомянутых случаях, за исключением объезда трамвайных вагонов, управляющий обязан сворачивать налево; при объездах же трамвайных вагонов сворачивать направо...

Если приближение автоматического экипажа будет вызывать беспокойство у лошадей или других животных, то управляющий автоматическим экипажем должен убавить скорость и в случае надобности остановить экипаж и даже двигатель.

Езда на автомобилях вперегонку воспрещается.

Езда на автомобилях с открытым глушителем или без него воспрещается...

Если автоматический экипаж столкнется с человеком или животным, то управляющий экипажем должен немедленно остановить экипаж и оказать посильную помощь".

При остановке на улицах управляющий автомобилем обязан становиться вдоль тротуара, в один ряд с прочими экипажами, по направлению езды, причем не заграждать проездов ворот, входов и не стеснять уличного движения".

Правила в разных городах различались лишь деталями. В Москве, например, разрешалась нагрузка на ось автомобиля в 500 пудов, а в Одессе — 250. В Петербурге нарушителей правил регистрации автоматических экипажей ждал штраф 500 руб., что вдвое превышало годовое жалованье рядового чиновника. А за многие нарушения в различных городах предусматривались аресты от нескольких дней до нескольких месяцев. Однако по традиции все эти наказания применялись к высокопоставленным владельцам автомобилей и их водителям крайне редко. И в итоге газеты пестрели новостями о разнообразных транспортных происшествиях.

"15 июня,— писало "Русское слово" в 1909 году,— шоффер автомобиля N 236, кр. Михаил Зайцев, 19 лет, проезжая в пьяном виде по Москворецкой улице, развил большую скорость и, не будучи в состоянии повернуть руль, направил автомобиль на чайный магазин Медведева. Около магазина находился мусорный ящик. Автомобиль разбил его и затем наскочил на легкового извозчика К. А. Гаврикова, сбросил его с козел на мостовую и порвал всю сбрую. Зайцев был задержан и отправлен в часть для протрезвления". А ситуация на дорогах оставалась неизменной.

Евгений Жирнов
Источник: "Коммерсантъ-Власть", №43 (897), 01.11.2010 г.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Внимание!

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Developed by JoomVision.com