05.05.2012 версия для печати

О войне от первого лица

Великая Отечественная война – самая кровопролитная в истории нашего государства – оставила свой след в судьбе страны и каждого гражданина в отдельности, стала поворотным событием в жизни многих. Интерес к истории Великой Отечественной войны не иссякает до настоящего времени. Не иссякнет до тех пор, пока есть еще неисследованные страницы архивных документов, не введенные в научный оборот факты, нерешенные спорные вопросы в ее истории.

Наше представление о войне, оценка ее событий и итогов, сам образ войны как поворотного события в нашей истории и сейчас занимают важнейшее место в духовной и культурной жизни общества. Поэтому вполне закономерен интерес к проблеме роли личности в истории и объясним рост общего количества научных исследований, посвященных Человеку. Главным героем таких исследований является Человек на войне. Оценка и интерпретация событий непосредственными участниками Великой Отечественной войны сейчас имеет неоценимое значение.

Конкретная историческая личность с ее индивидуальными особенностями, с чертами той среды, к которой она принадлежала, становится главной фигурой для исследования того, как ощущают, как мыслят себя люди в истории в частности в такой значимый период нашей истории, как Великая Отечественная война. Уникальны воспоминания гвардии генерал-лейтенанта танковых войск Георгия Семеновича Родина – командира 30-го Уральского добровольческого танкового корпуса в 1943-1944 гг. Именно он командовал танковым корпусом на первом этапе его боевой славы.

 

Гвардии генерал-лейтетант, командир УДТК Г.С. Родин в момент вручения гвардейского Красного знамени. 18 ноября 1943 г.

Формирование 30-го Уральского добровольческого корпуса было завершено к началу июня 1943 года. Эшелон с командованием танкового корпуса и его частей пришли проводить на фронт все члены бюро Свердловского обкома ВКП(б), а также секретари В.М. Андрианов, А.Б. Аристов и командующий войсками Уральского военного округа генерал-лейтенант А.В. Катков. На погрузочной платформе под туш духового оркестра Георгию Семеновичу была преподнесена шашка с памятной надписью, изготовленная на Златоустовском заводе.

Части танкового корпуса по плану Генерального штаба производили погрузку в эшелоны на железнодорожных станциях, прилегающих к пунктам формирования частей корпуса, и сосредотачивались в районе станции Кубинка, в 50 километрах западнее Москвы. В районе Кубинки танковый корпус вошел в состав 4 танковой армии.

Организаторы создания Уральского добровольческого танкового корпуса. 1943 г.

На фронтах Великой Отечественной войны в это время войска Красной армии после успешных наступательных боев на фронте Орловско-Курской дуги перешли к обороне, готовясь к летнему наступлению. В первых числах июля 1943 г. 4 танковая армия приступила к сосредоточению в районе южнее Козельска, намереваясь нанести удар по Болховской группировке и развивать успех в южном направлении.

Оборонительный рубеж немецких войск на р. Мошок являлся одним из основных бастионов, прикрывавших с севера город Болхов. Артиллерия танкового корпуса, танки первого эшелона бригад с укрытых позиций подавили, а частью уничтожили огневые точки противника, обеспечили мотострелковым батальонам танковых бригад и мотострелковой бригаде преодолеть речную преграду р. Мошок и вклиниться в немецкую оборону.

Во взаимодействии с пехотой и артиллерией танковые бригады стремительно уничтожали огневую оборону противника. Бой переходил в рукопашный, применяли штыки и приклады.

Неся огромные потери в технике и личном составе, Уральский танковый корпус, совместно с другими воинскими соединениями в составе Юго-Западного и Брянского фронтов вышел на р. Десна. В связи с завершением разгрома немецких войск на Орловском плацдарме, Уральский танковый корпус был выведен на Крымский фронт для доукомплектования.

Пройдя с боями за короткое время 400 километров, освободив 145 населенных пунктов, личный состав Уральского добровольческого танкового корпуса был награжден орденами и медалями, а корпусу присвоено звание гвардейского – 10-й гвардейский Уральский добровольческий танковый корпус во главе с командиром – генерал-лейтенантом танковых войск Родиным Георгием Семеновичем. Он сам так вспоминал об этом: «Мое моральное удовлетворение боевыми успехами частей корпуса, чувство особой гордости, что на мою долю выпало счастье освобождать свой родной край, своих близких друзей, чьи страдания были так близки и понятны мне. Независимо от того, что моя жизнь, как и многих из нас, подвергалась ежечасно большой опасности, но я чувствовал себя самым счастливым человеком. Моя привязанность, мое чувство к танкистам уральцам добровольцам были очень крепкими и постоянными».

В октябре 1943 г. машина Георгия Семеновича, возвращаясь с тактических учений в штаб корпуса, подорвалась на противотанковой мине. Чудом уцелев, Георгий Семенович был тяжело ранен. Но уже в январе 1944 года, пройдя краткий курс лечения, вновь вернулся на фронт и возглавил корпус. Месяц спустя, войдя в состав 4 танковой армии I Украинского фронта в районе Киева, Уральский танковый корпус представлял резерв танковых войск на этом направлении.

В начале марта 1944 г. перед Георгием Семеновичем и частями и соединениями корпуса была поставлена задача - перерезать железную дорогу Одесса-Львов и выйти на р. Сбручь. Бои приняли ожесточенный характер, но тем упорнее танковые батальоны обеспечивали выполнение поставленной задачи. Уже 12 марта 1944 г. преодолев сопротивление немецких войск на первом этапе, корпус начал успешное продвижение на юг. Достигнув успеха и в этом направлении, Георгий Семенович Родин убыл из корпуса в распоряжение командующего бронетанковыми механизированными войсками Красной армии маршала танковых войск Я.Н. Федоренко. «Я всеми путями старался закончить войну вместе с танкистами уральцами добровольцами. Это было бы высшим счастьем в моей жизни», – писал он уже после окончания войны.

Эшелоны с уральскими бойцами отправляются на фронт

У Георгия Семеновича сложились очень хорошие взаимоотношения со всем личным составом Уральского танкового корпуса. Эти взаимоотношения строились не столько на понятии уставных требований, сколько на осознании общей ответственности перед уральцами и всем советским народом: «… нас особенно сблизило психологически нами данная клятва общественности Урала. Клятва была очень близко прочувствована всем личным составом танкового корпуса, она символизировала задачи, стоящие перед нами, озарила ярким светом наш ратный путь… А трудовой героизм Урала у нас вызвал энергию, уверенность, мужество… Мое чувство к людям корпуса с каждым днем росло и приняло содержание близкого родства, а в этом залог успеха в победе».

После войны Георгий Семенович работал председателем Орловской областной оборонной организации ДОСААФ, председателем ревизионной комиссии Центрального комитета ДОСААФ СССР, избирался депутатом Орловского областного и городского советов.

Свердловчанин Владимир Дмитриевич Иконников, закончив обучение в Свердловском аэроклубе, а затем в Пермской военной школе летчиков-разведчиков, в гущу военных событий попал одним из первых, в звании младшего лейтенанта. Часть дислоцировалась под Ленинградом. В первый боевой вылет Владимир Дмитриевич полетел 25 июня 1941 г. Его заданием было бомбить танковые колонны немецких войск на дорогах западнее г. Вильно. Этот трагический полет окончился гибелью почти всего экипажа. В неравном бою с шестью истребителями М-109 экипажу удалось сбить один самолет. Владимир Дмитриевич был ранен в обе руки и левую ногу. Самолет загорелся, нужно было выпрыгивать с парашютом, но кабина не открывалась. Благодаря счастливой случайности остался жив. Самолет горел, огонь уже начал проникать в кабину, загорелась одежда. В это время взорвались центральные бензобаки. Взрывом его выбросило из кабины. Придя в сознание у самой земли, за 50-100 метров раскрыл парашют. Приземлившись на вражеской территории, контуженный взрывом и раненый, пешком шел по занятой врагом территории до Ржева. Путь продлился три месяца и шесть дней. Пройдя курс лечения в госпитале, в октябре 1941 года Владимир Дмитриевич вернулся в свою боевую часть.

Тяжелая ситуация на фронтах Великой Отечественной войны, которая сложилась к осени 1941 года, несла угрозу столице - Москве. Не долечившись, Владимир Дмитриевич и члены заново укомплектованного экипажа бомбардировщика начали наносить бомбовые удары, а с 1942 г. в глубоком тылу противника на его территории. Его экипаж участвовал в боях по разгрому немецких войск под Москвой, Ленинградом, Орлом, Курском, Псковом, Смоленском, Брянском, Витебском, Гомелем, Минском, Вильно, Ригой, Тильзитом, Кенигсбергом, Данцигом, Варшавой, Берлином, Будапештом, Свенимюнде. Наносили удары по центрам Финляндии, Оуллу, Заполярье, Кеми, Петсамо, Кемиярви и т.д. Бомбили аэродромы немцев во фьордах Норвегии, Лаксельвен, Киркинес, Хубухтен, Луастари, обеспечивая проход караванов из Англии в Мурманск и Архангельск.

За все четыре года войны гвардии капитан Владимир Дмитриевич Иконников совершил 2 855 боевых вылетов в ближайший и глубокий тыл противника, сбросил 397 000 кг. бомб разных калибров и сортов. Два раза был сбит, три раза спасался на парашюте. Уже после окончания войны, осенью 1945 года он, вспоминания прошедшие события, писал: «От налетов нашей авиации дальнего действия врагу не было покоя ни днем, ни ночью, ни на передовой, ни в глубоком тылу. Сотни немецких зенитных снарядов своими осколками ковыряли мой самолет ИЛ. Четыре прямых попадания снарядом немцы имеют в мою машину».

Звание Героя Советского союза Владимиру Дмитриевичу было присвоено за смелость, упорство и настойчивость в боях, за отличное выполнение боевых заданий в сложных летных условиях. Был награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами «Красная звезда», орденом Отечественной войны I и II степеней, медалью «Золотая звезда», медалями за оборону Москвы, Ленинграда, за взятие Берлина, Кенигсберга, Будапешта, за оборону Заполярья, за освобождение Варшавы и «За победу над Германией».

Младшим лейтенантом-летчиком попал на фронт и Виктор Антонович Барковский. 20 мая 1942 г. над городом Ельцом появился фашистский самолет Ю-88. Получив приказ от командира вылететь и уничтожить самолет противника, Виктор Антонович сразу приступил к его выполнению. На высоте 8 000 метров Ю-88 изменил курс и стал отклоняться на запад, а когда расстояние между самолетами было менее 400 метров, Виктор Антонович начал вести по нему прицельный огонь. Град снарядов посыпался в ответ на советский «ястребок», но он продолжал сближаться с врагом. На дистанции менее 100 метров у самолета Виктора Антоновича закончились боеприпасы. Он принял решение таранить вражеский самолет, но при этом геройски погиб сам, Ю-88 упал на землю. С воинскими почестями Виктор Антонович Барковский был похоронен в Ельце, на кладбище Героев Отечественной войны ему установлен постамент. Его подвиг не остался безвестным. Его фронтовые друзья, узнав, что родители Виктора Антоновича разыскивают сведения о судьбе своего сына, в ответном письме сообщали: «Дорогие родители нашего боевого товарища! Вспоминая светлую память Виктора, мы никогда не забываем его боевых дел мужества и геройства. Комсомолец Виктор был отличным летчиком, требовательным командиром и в то же время являлся хорошим боевым товарищем. 22 мая 1942 г. мы поклялись отомстить за смерть нашего боевого товарища, мы свое слово сдержали».

Уралец Николай Михайлович Епимахов попал на фронт в июне 1942 года. Самыми знаменательными для него фронтовыми событиями явились бои при форсировании Днепра: «Кто видел картину переправы, тот век ее не забудет. И надо видеть, как крохотный плотик, сколоченный наскоро, ныряет среди взрывов снарядов, а на этом плотике пулемет и пять человек бойцов. Но вот плотик разваливается и люди, сорвавшиеся с плота в воду, плывут не к левому берегу, а к правому, где враг, где советские люди с жаждой ждут своего освобождения».

24 сентября 1942 года дивизия, в которой сражался Николай Михайлович, вышла на левый берег с целью расширить плацдарм на этом участке и, переправившись на другой берег, начать наступление для освобождения Киева. Два года спустя он вспоминал: «Еще только вступив на украинскую землю, нашей мечтой стало – вырвать из рук фашистов и вернуть Родине красавец Киев. В те дни мы стояли еще на левом берегу Днепра. Противник никак не мог примириться с нашим пребыванием на правом берегу. Он предпринимал яростные контратаки, не считаясь со своими потерями, стремился сбросить нас в Днепр». 12 октября с раннего утра противник предпринял контратаку. На позиции советских войск шли танки и самоходные орудия типа «Фердинанд». Среди средних танков двигались «Тигры». Сзади танков наступала немецкая пехота, с воздуха бомбила авиация. 12 контратак было отбито за тот день и пехота, поддерживаемая артиллеристами, танкистами и авиацией, удержала свои рубежи. «Поле боя было усеяно сотнями [тел] вражеских солдат и офицеров, догорали вражеские подбитые танки. Противник спешно подтягивал из Киева свежие дивизии и карательные отряды» – вспоминал он.

Для дезорганизации движения немецких колонн по шоссе, Николай Михайлович был направлен в тыл противника, откуда можно было просматривать шоссе и по радио корректировать огонь артиллерии. За два дня по его корректировке было сожжено и разбито 35 автомашин с войсками и боеприпасами. Рассеяно сосредоточение немецких танков. За успешное выполнение боевого приказа командования Николаю Михайловичу было присвоено высокое звание Героя Советского союза.

Будущий Герой Советского союза, комсомолец Иосиф Михайлович Бельских первое боевое крещение получил в июне 1942 г. на Воронежском фронте под ст. Кшень. При наступлении немцев на Воронеж вместе со своим расчетом в составе 145 артиллерийского дивизиона противотанковых пушек 119 стрелковой бригады он принял неравный бой у ст. Кшень, за что получил свою первую награду – орден Отечественной войны II степени.

Боевой путь Иосифа Михайловича прошел по Брянскому фронту, Воронежскому, Кавказскому, Закавказскому, I Украинскому, IV Украинскому и II Белорусскому фронтам. После Воронежского фронта 119 стрелковая бригада была переброшена на Кавказский фронт, где шли оборонительные жестокие бои. На Закавказском фронте он участвовал в грандиозном наступлении от Черного моря - г. Туапсе, пройдя с боями всю Кубань, участвовал в освобождении Краснодара и дошел с боями до Керченского залива.

Далее 119 стрелковую бригаду перебросили на I Украинский фронт, где она вошла в состав 30-й Киевско-Житомирской ордена Красного Знамени, ордена Суворова I степени, стрелковую дивизию. С I Украинским фронтом Иосиф Михайлович прошел путь от Курско-Орловской дуги до Станислава. Участвовал во взятии города Сумы, откуда часть начала штурм Днепра.

«Мой орудийный расчет, совместно с другими орудиями дивизии, ночью наскоро сколоченных и связанных плотах, переправился на левый берег и с боем на пятачке закрепились. Три дня и ночи шли неравные бои. То и дело противник шел крупными силами танками и пехотой в контратаку. Я тогда был в звании старшего сержанта. Оставшись небольшой силой, понеся большие жертвы в людях и технике. На 3-й день, видя безуспешные контратаки, на наш пятачок немцы бросили 60 юнкерсов, после чего снова танки и автоматчики. Но мы не дрогнули, выдержали, уничтожив сотни немецких солдат, подбили и уничтожили 63 немецких танка» – вспоминал он год спустя после Победы. После, в составе IV Украинского фронта участвовал в боях на Карпатах. Его боевой путь завершился в предместьях Праги в мае 1945 года.

Свердловчанин Георгий Иванович Борисов – один из тех многих, кто не вернулся с поля боя. Окончив в 1941 году школу, он поступил на первый курс Горного института. Уже в декабре 1941 года Свердловским обкомом ВЛКСМ был мобилизован в Красную армию по особому заданию. 31 декабря он уехал на фронт. Все три военных года он провел в тылу немецких войск в партизанских отрядах. Дневниковые фронтовые записи Георгия Ивановича повествуют о событиях его жизненного пути, о войне. Вот некоторые из них:

«16 августа 1941 г. … В феврале в армию иду… какое-то внутреннее волнение, какое-то неспокойное состояние, вызванное международными событиями.

9 января 1944 г. … Когда, наконец, кончится это? Когда же, наконец, не надо будет прятаться от людей? Ну что же, надо смириться, и делать так, как диктует обстановка…

18 января 1944 г. … Сейчас вечер. Темно. Сижу один у костра. Голова полна дум. Не знаю, то ли фортуна сопутствует нам, то ли еще что… Только что закончилась блокировка. Против 70 партизан было брошено 5 000 карателей! Но истребить партизан им так и не удалось и сомневаюсь – удастся ли когда-нибудь!

13 мая 1944 г. Лето! Прошло уже много месяцев, как я в тылу врага. Май месяц! Весна! Весь живой мир оживает и радуется. Но всюду пахнет войной.

У меня почему-то надежда, что в мае нас освободят. Какой это будет радостный день! Опять ты увидишь своих русских людей, будешь громко и свободно разговаривать, понимать во всем друг друга. Вот тогда-то мы отдохнем. Приятно будет вспоминать и осознавать, что ты тоже помогал Родине в ее великой исторической битве. Вспоминая все пережитое, просто удивляешься – как все сумел это вынести. Правда, кто сам не пережил, из дневника мало что поймет: разве словами расскажешь все трудности!
».

На этом запись обрывается. Георгий Иванович погиб 14 декабря 1944 г. при выполнении боевого задания. Был награжден орденом Отечественной войны II степени и орденом Славы III степени.

Это лишь немногие человеческие судьбы, человеческие жизни, такие разные, но объединенные общей целью служения Родине, защите ее государственных границ, всеобщим патриотическим подъемом, который испытывали все советские граждане, как на фронтах Великой Отечественной войны, так и в тылу.

Сохранившиеся до настоящего дня небольшие фрагменты воспоминаний, писем, дневниковых записей участников трагических и радостных эпизодов фронтовой жизни, расширяют наши представления о Великой Отечественной войне.

Материал подготовлен
Центром документации общественных организаций Свердловской области и
предоставлен Управлением архивами Свердловской области

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел