26.05.2014 версия для печати

Малоизвестные герои Русско-Японской войны 1904-1905 годов

К сожалению, современной молодежи, как правило, немного известно о Русско-Японской войне 1904-1905 годов, прошедшей 110 лет назад, за исключением разве того, что Российская империя эту войну проиграла, потерпев сокрушительное поражение в Цусимской морской битве и сдав японцам свою главную военно-морскую базу Порт-Артур.

Как бы то ни было, не смотря на бездарность многих российских генералов и адмиралов, а также руководства страны, моряки и солдаты той войны нередко совершали подвиги, о которых многим из нас было известно немного. Предлагаем вашему вниманию истории двух таких подвигов.

Подвиг миноносца "Страшный"

Русско-японская война, была проиграна. Но, несмотря на поражения и неудачи, в этой военной кампании было место для подвига. Сейчас, рассказ пойдет о миноносце «Страшном», и его команде, оказавшим героическое сопротивление японским кораблям.

Миноносец стал частью русского флота 1 марта 1904 года. Его командиром был назначен Константин Юрасовский, который был капитаном второго ранга. Инженером-механиком на миноносце был Павел Дмитриев, а штурманским офицером – мичман Андрей Акинфеев. Артиллерийским офицером на корабле был Ермий Малеев. Малеев был единственный в экипаже, кто уже несколько лет нес службу на Дальнем Востоке.

30-ого марта миноносец, в составе 8-ми кораблей отправился к острову Сапшантау. К 22 часам небо заволокло облаками, начался дождь, на воду лег туман. Видимость была близка к нулевой. Около двух ночи, отряд увидел силуэты нескольких кораблей (6). Из-за погодных условий нельзя было разобрать принадлежность их к тому или иному флоту, решено было подождать. Но, как только «Страшный» дал свои позывные, по миноносцу открыли огонь. Это был неприятель.

Офицеры миноносца "Страшный"

Начался бой. Первый же японский снаряд уничтожил носовое орудие миноносца. Погиб и Юрасовский – командир корабля, ситуация была сложной. Тогда, лейтенант Малеев взял командование в свои руки. Миноносец уходил в сторону Порт-Артура, на предельной скорости, отстреливаясь от неприятеля.

Одна из русских торпед нанесла тяжелый урон японскому крейсеру. Корабль лег в дрейф. На выручку к боевому товарищу поспешил другой крейсер. Теперь преследователей осталось только четыре. Положение только стало выправляться, как… японский снаряд попал в торпеду кормового аппарата. Большинство людей, которые находились в этот момент на палубе – погибли. Из офицеров в живых остался лишь Малеев.

Корабли сближались, между ними оставалось каких-то 70 метров. «Погибнем, но не сдадимся»! - сказал Малеев. Корабль потихоньку тонул. За это время остатки команды успели произвести несколько выстрелов, нанеся большой урон врагу.

31 марта 1904 года, «Страшный», бесстрашно сражаясь, ушел под воду в 6 часов 15 минут. Подвиг русских матросов и офицеров, навсегда останется в истории нашего флота. В русском флоте появились корабли, которые гордо носили названия героев сражения – «Лейтенант Малеев», «Инженер-механик Дмитриев», «Капитан Юрасовский». Спустя два года на воду был спущен новый эсминец «Страшный».

Первоисточник http://www.ote4estvo.ru

Русский самурай Рябов

Охотник-разведчик Василий Тимофеевич Рябов родился в 1871 году, вырос в деревне Ивановке Пензенского уезда Пензенской губернии. Прошло почти полтора столетия, но память о нем осталась в веках.

Расстрел военного разведчика Василия Рябова. Художник А. Вавилин

После увольнения с действительной военной службы в запас Рябов поселился в соседнем селе Лебедёвка. Смелый, шустрый был мужик, театр любил, жену свою, хотя и поколачивал во хмелю. А еще мог чужим добром попользоваться. Было и такое… Но искупил все грехи своим подвигом.

С начала войны Рябов был зачислен добровольцем в 284-й Чембарский пехотный полк, в рядах которого принимал участие в боевых действиях на территории Маньчжурии. Служил в охотничьей команде, как тогда называли добровольцев-разведчиков. С помощью жестов, мимики, походки он мог копировать китайцев, чем и потешал неоднократно своих товарищей.

После сражения у Ляояна, осенью 1904 года, русскому командованию стали крайне необходимы сведения о расположении частей противника. 14 (27) сентября 1904 года Василий Рябов добровольно вызвался идти в разведку, переодевшись китайским крестьянином и привязав к голове косу.

Японцы не разгадали русского разведчика, и Рябов уже возвращался к своим. Однако проезжий офицер приказал ему напоить коня. Рябов, не знавший китайского языка, не понял, вероятно, смысл приказа или выполнил его не точно. Тогда раздраженный японец дернул за косу, которая… оторвалась. Так все и открылось.

Памятник русскому солдату Василию Рябову и уроженцам Аккерманского уезда

Военного разведчика судили как шпиона и приговорили к расстрелу. Смерть Василий Тимофеевич принял гордо, с именем Родины на устах, оставаясь верным военной присяге. Мужество русского солдата произвело настолько глубокое впечатление на врагов, что они стали считать его «русским самураем».v Через сутки разъезд 1-го Оренбургского казачьего полка наткнулся на письмо, подброшенное к одинокому дубу на нейтральной территории. В нем говорилось:

«Запасной солдат Василий Рябов, 33 года, из охотничьей команды 284-го пехотного Чембарского полка, уроженец Пензенской губернии, Пензенского уезда, села Лебедёвки, одетый, как китайский крестьянин, 17 сентября 1904 года был пойман нашими солдатами в пределах передовой линии. По его устному показанию выяснилось, что он по изъявленному им желанию был послан к нам для разведывания о местоположении и действиях нашей армии и пробрался в нашу цепь 14 сентября через Янтай, по юго-восточному направлению. После рассмотрения дела установленным порядком Рябов приговорен к смертной казни. Последняя была совершена 17 сентября ружейным выстрелом.

Доводя это событие до сведения русской армии, наша армия не может не высказать наших искренних пожеланий уважаемой армии, чтобы последняя воспитывала побольше таких прекрасных, достойных полного уважения воинов, как означенный Рябов. Сочувствие к этому истинно храброму, преисполненному чувства своего долга, примерному солдату достигло высшего предела.

С почтением. Капитан штаба Японской армии».

К письму прилагалась записка на китайском языке, которая предостерегала местных жителей от его уничтожения и схема местности, где совершилась казнь, и покоились останки героя.

«В назидание потомству»

О пензенском разведчике узнал император Николай II и высочайшим повелением учредил комитет по увековечиванию памяти героя. Со всей России туда стали поступать пожертвования. Ученики гимназий присылали от четырех до двадцати пяти копеек. В качестве материальной помощи его семье по подписке было собрано 7 тысяч рублей и еще 2569 рублей на строительство школы.

По указанию Государя семье Рябова выдали тысячу рублей, а его детей устроили в казенные учебные заведения.

Воин-разведчик был навечно зачислен в списки 284-го Чембарского полка, как сказано в приказе: «В назидание потомству». После слияния его с 216-м Инсарским полком — в списке 5-й роты 2-го батальона.

Газета «Пензенские губернские ведомости» 15 октября 1904 года писала:

«В селе Лебедёвке земская школа, в которой учился когда-то Рябов, помещается прямо-таки в невозможном здании. Следовало бы:

1) Перестроить заново это училище.

2) Открыть при новом училище в память Рябова хорошую народную библиотеку-читальню.

3) Разбить при училище приличный садик и в нем поставить недорогой памятник…»

Был создан комитет по устройству школы-памятника. Пожертвования поступали со всей страны. Торжественное открытие состоялось 9 мая 1909 года. Фронтон здания украсила вывеска: «Начальная школа памяти героя Василия Рябова. Погиб 14 сентября 1904 года за Веру, Царя и Отечество».

1 сентября 1909 года при Лебедёвском земском училище была организована потешная рота, в которой состояло 25 учеников. Ее целью было обучение подрастающего поколения военной гимнастике и военному строю.

Командовал потешной ротой унтер-офицер 177-го Изборского полка, а содержалась она на средства лебедевского сельского общества.

6 октября 1909 года прах солдата Рябова был перевезен из Маньчжурии и с воинскими почестями захоронен в селе Лебедёвка около школы, построенной в память о Василии Тимофеевиче.

Поезд с останками героя на всех станциях встречали толпы людей с иконами и цветами, начиная от Читы. В Пензе гроб встречали военный оркестр с полуротой из состава местного гарнизона, священники и множество гражданских лиц.

Крамольная надпись

14 мая 1912 года, в дни празднования 100-летнего юбилея присоединения Бессарабии к Российской Империи, состоялось торжественное открытие памятника разведчику. В эти же дни улица Еврейская (ныне Кирова) была переименована в улицу В. Рябова.

В 1912 году в городе Аккермане (ныне Белгород-Днестровский Одесской области Украины) на пожертвования горожан был сооружен восьмиметровый обелиск.

Вот как описывал этот день современник:

«С утра город принял праздничный вид. Бульвар, общественные учреждения и частные дома расцвечены флагами. Уже с 7 часов утра улицы стали наполняться народом, стекавшимся из посадов Шабо, Турлаки и Папушой.

В 10 часов был отслужен соборный молебен и в 11 часов из собора двинулся крестный ход к месту сооружения памятника.

В это время к площадке, на которой воздвигнут памятник, стали стекаться воспитанницы и воспитанники местных учебных заведений в сопровождении начальников и преподавателей этих заведений.

Сюда прибыли и заняли установленные по выработанному церемониалу места: гимназии женская и мужская, учительская семинария, мужское 5-ти классное городское училище со своим оркестром и все местные мужские и женские народные школы.

Воспитанницы женской гимназии с цветами в руках.

Здесь же в ожидании прибытия крестного хода расположились и ратники ополчения.

В 11 часов раздался перезвон колоколов и вскоре показался крестный ход…

Перед глазами присутствующих предстал изящный обелиск из черного мрамора с иконой, перед которой горит неугасимая лампада и под нею вырезана надпись: «Вѣчная память герою воину Василію Рябову и всѣмъ воинамъ уроженцамъ города Аккермана и Аккерманскаго уѣзда, погибшимъ на Дальнемъ Востокѣ въ Японскую войну 1904-1905 гг.»

Еще ниже: «Сооруженъ на пожертвованія жителей города Аккермана и Аккерманскаго уѣзда, Главной Палаты Русскаго Народнаго Союза имени Архангела Михаила и города Екатеринослава».

«По окончании освящения памятника и многочисленных торжественных речей состоялось церемониальное прохождение войск мимо памятника, — сообщает тот же очевидец. — Командование парадом принял воинский начальник подполковник Александр Фёдорович Морозович, сам участник Русско-японской войны, первым прошедший мимо памятника. За ним проходили депутаты от округа — полковник и отставные офицеры в военной и гражданской форме, рота Георгиевских кавалеров и раненых, батальон ратников ополчения, команды воинского начальника, стражники, байрамчанские потешные, женские и мужские учебные заведения, причем женские учебные заведения — входили в ограду памятника и засыпали цветами подножие его».

В 1971 году праздновалось 100-летие со дня рождения Василия Рябова. На торжества в Белгород-Днестровский приезжали его родственники. Кто-то из партийных начальников распорядился на всякий случай убрать с памятника упоминания о черносотенцах. Рассказывают, сам директор краеведческого музея зубилом стесывал крамольную надпись, в которой упоминался Народный Союз имени Михаила Архангела.

Память земляков

Еще в годы Первой Мировой войны о подвиге солдата было снято несколько пропагандистских фильмов. Скобелевский комитет и Общество «Гомон» выпустили на экран «военную быль» — «Подвиг рядового Василия Рябова» (режиссер А. И. Иванов-Гай). Ее премьера состоялась 18 ноября 1914 года. Чуть позже вышла картина А. О. Дранкова «Героический подвиг Василия Рябова».

В советское время о Рябове вспомнили во время Великой Отечественной войны. В 1943 году о нем написала газета «Сталинское знамя». В том же году вышла книга писателя С. Улыбина «Подвиг Василия Рябова».

При Хрущёве районное начальство рекомендовало землякам Рябова найти себе «более подходящего» героя. К чести лебедевцев, от Василия Тимофеевича они не отреклись. И за могилой его ухаживали тщательно, даже надстроив обелиск с золотыми буквами.

А в 2002 году в новой сельской школе (старая сгорела еще в 1929 году) открыли музей истории села, одна из экспозиций которого посвящена герою Русско-японской войны.

Реконструированный памятник на могиле Василия Рябова в деревне Лебедёвка Пензенской области

Спустя два года, 10 октября 2004 года, в Лебедевке возложили цветы к реконструированному памятнику. Имя героя было возвращено местной школе — основной, ныне являющейся филиалом среднего учебного заведения села Воскресеновка.

Стало традицией ежегодно, 6 мая, в день Великомученика Георгия Победоносца служить панихиду на могиле героя в селе Лебедёвка. К ней же школьники возлагают цветы. Так на деле осуществляется живая связь времен и поколений.

…Первый храм Христа Спасителя в Москве считался главным воинским собором в Россiи. Среди многочисленных мраморных плит, на которых были высечены имена генералов и офицеров, павших в различных войнах, существовала лишь одна памятная доска, посвященная рядовым солдатам. Имен на ней было всего семнадцать. И среди них — фамилия Василия Тимофеевича Рябова.

Автор; Фёдор БАРМИН

Первоисточник http://www.specnaz.ru

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Конкурс